Вы здесь

Ассирийская держава в конце VIII в. до н.э.

 
 
 

Ассирийская держава в конце VIII в. до н.э.

Несмотря на внешние успехи, положение Ассирийской державы не было прочным. Господство в Ассирийской державе принадлежало узкому кругу военной и служилой рабовладельческой знати, свободной от податей и повинностей, которая не имела никакого желания поступаться своими, даже второстепенными, интересами ради кого бы то ни было. Эта группа ассирийской рабовладельческой знати мало считалась с интересами развития сельского хозяйства, ремесла и торговли. При завоеваниях, например, уничтожались старые ремесленные центры.

Во всей жизни населения Ассирийской державы сказывалось глубокое имущественное расслоение. Быт рабовладельческой знати уже значительно отличался от быта ее предшественников времён Хаммурапи и ещё более ранних периодов. Дом знатного ассирийца представлял ныне многокомнатное строение с центром в виде внутреннего двора; в парадных помещениях стены украшались иногда циновками или тканями, может быть, и коврами; в комнатах стояли ложа, столы, кресла и табуреты, часто украшенные фигурными металлическими частями и инкрустацией из слоновой кости и драгоценных металлов. Поверх рубашки-туники знатный ассириец носил длинную пестротканную или вышитую и украшенную бахромой цветную ткань из шерсти, иной раз крашенной дорогим пурпуром. На шее носили ожерелье, в ушах — серьги, на руках — массивные браслеты и запястья из бронзы, серебра или золота.

Женщины, находившиеся в семье почти как в рабстве у господина дома, в знатных семействах на голове носили тонкую ткань, которой при посторонних нужно было прикрывать лицо. Многочисленная металлическая посуда — чаши, блюда, кубки, рога — украшали стол богатого ассирийца. На этом столе можно было видеть и вино, и различные другие дорогие напитки, и дичь, и акриды (жирные кузнечики — саранча), и довольно разнообразные овощи, и фрукты (виноград, гранаты, яблоки, персики, тутовые ягоды, может быть, и лимоны).

Резкую противоположность быту знатного ассирийца являл быт беднейших земледельцев и рабов. Рабыни, подобно многочисленным храмовым и “вольным” проституткам, должны были ходить с непокрытой головой. От палящего зноя и от холода рабыню, раба или бедняка защищала только туника; жильё их не отличалось от нищенского жилья их далёких предшественников в древнем Шумере. Пленные и переселенцы пригонялись из своих родных мест со скудным скарбом, умещавшимся большей частью в заплечном мешке. Лишь изредка этого скарба было столько, что его нужно было везти на тележке-одноколке, запряжённой ослом. На царских строительных работах пленные трудились хотя и рядом со свободными и воинами, но в отличие от них — в ножных оковах и под наблюдением воинов-копьеносцев, всегда готовых применить свое оружие. Труд, хотя и был несколько облегчен введением железных и других усовершенствованных орудий ремесла, водоподъёмных журавлей и т. п., оставался крайне тяжёлым; особенно тяжёлым был труд рабынь, моловших зерно на каменных зернотёрках.

Все трудовое население державы платило налог сельскохозяйственными продуктами, металлом и скотом и привлекалось к разнообразным царским повинностям — строительным, дорожным, оросительным. Часть людей привлекалась в армию в качестве рекрутов, а в случаях особо серьёзных походов, по-видимому, всё лично свободное население, способное носить оружие, призывалось в ополчение; в обоз и сапёрные части призывались и рабы. Постоянные тяготы поборов и военных походов были крайне обременительны для жителей самой Ассирии, не говоря уже о населении захваченных областей. Состав ассирийской армии всё в большей степени пополнялся воинами из покорённых народов, что со временем сказалось на её боеспособности. Ассирийская рабовладельческая держава была создана силой оружия, держалась главным образом силой оружия и постоянно нуждалась в новых военных победах. Всякая, даже малозначительная, военная неудача имела большие политические последствия. Длительная же война с переменным успехом неизбежно должна была поставить Ассирийскую державу на край гибели.

Для господствующей группировки ассирийских рабовладельцев первой задачей было укрепление своего военного могущества. Ей нужны были всё новые и новые грабительские походы.

Карательные походы Синнахериба

Наследник Саргона II, Синаххериб (705—680), ещё при жизни отца принимал активное участие в политике и, в частности, руководил ассирийским шпионажем в Урарту и окружающих странах. Но между ним и его отцом, к концу жизни последнего, возникли разногласия. Синаххериб — бывший сторонником военной знати— вступив на престол, полностью вернулся к политической линии Тиглатпаласара III и Салманасара V.

После того, как в Ассирии воцарился Синаххериб, в Вавилоне произошло некоторое замешательство. Вновь появившийся Мардукапалиддин явно готовился к захвату вавилонского престола, а Синаххериб по не совсем ясным причинам медлил с легализацией своей власти в Вавилоне. Воспользовавшись моментом, вавилоняне решили избрать царя из своей среды. Это спутало карты Мардукапалиддина и заставило его занять Вавилон до того, как подготовка к восстанию была закончена. Дело же было им задумано широко: в качестве союзников были привлечены не только Элам, но и кочевники — арабы и арамеи, а также Иудея и, вероятно, Египет, равно как и города Финикии.

Синаххериб выступил против Мардукапалиддина в феврале 702 г. Халдейско-эламские войска, находившиеся под начальством эламских командиров, были разбиты в двух одновременных сражениях при Куту и Ките. Мардукапалиддин бежал, и Вавилон был взят. Синаххериб увёл в плен более 200 тыс. человек из числа халдеев и части вавилонян, поддерживавших Мардукапалиддина, не считая тех пленных, которые достались на долю отдельных ассирийских воинов. Помимо того, была захвачена колоссальная добыча. Но страна покорилась Сннаххерибу только после ожесточённого сопротивления.

Уже после того, как была замирена Вавилония, разразилось подготовлявшееся Мардукапалиддином восстание на западе. Душой восстания был Хизкия (Езекия), царь Иудеи, поддержанный Египтом и арабскими бедуинами. В числе восставших были Тир, Сидон, филистимлянские города и т. д. Но союзники не проявили единодушия и были, по-видимому, деморализованы судьбой вавилонского восстания. При появлении Синаххериба с ассирийскими войсками большинство восставших изъявило покорность. Посланные эфиопским фараоном Египта против ассирийцев войска были разбиты под Эльтеке, в Палестине. Хизкия был осаждён в Иерусалиме. Лишь начавшаяся в ассирийском войске какая-то эпидемическая болезнь помешала Синаххерибу полностью разгромить своих противников. Хизкия откупился огромной данью —150 кг золота и 9 т (по данным Библии) или даже 24 т (по ассирийским данным) серебра, не считая всевозможного другого добра.

В Вавилонии, однако, дело обстояло не так благополучно для ассирийцев, как могло казаться вначале. Вторгшиеся эламиты захватили сына Синаххериба, посаженного им царём в Вавилоне, а самому Синаххерибу едва удалось вернуться из предпринятой им в это время по Персидскому заливу морской экспедиции на Элам, организованной им с помощью финикийских и греческих моряков. Последние, вероятно, происходили из греческих колоний в Киликии на юго-восточном побережье Малой Азии, около этого времени подчинённой Синаххерибом, или с Кипра, царьки которого формально признали верховенство Ассирии при Саргоне II. К 691 г. создалась крупная коалиция, включавшая Вавилон, Элам, арамеев, мелкие царства на окраинах Мидии, а также, возможно, даже персов, если мы правильно понимаем значение одного из упомянутых анналами Синаххериба названий — Парсуаш1 (Эту область Парсуаш, упоминаемую впервые при Шамшиададе V в связи с Восточным Эламом, надо отличать от ассирийской области Парсуаш, или Парсуа, в Западной Мидии). Синаххериб дал союзникам битву при Халуле, на реке Дияле (691 г.). Это кровопролитное сражение не привело к решительным результатам; но развитие внутренних событий парализовало дальнейшие военные действия Элама, и Вавилон остался без своего главного союзника.

После длительной осады Вавилон был взят в 689 г. до н.э.; Синаххериб приказал вывезти статую бога Мардука в Ассирию, а город снести с лица земли. Жители Вавилона были частью казнены, а частью выселены в различные области Ассирийской державы.

Какая бы партия ни господствовала в Вавилоне — халдеи или вавилонская торгово-ростовщическая знать вместе со жречеством — Вавилон всегда был враждебен Синаххерибу, проводившему политику военной партии. Поэтому разрушение Вавилона было логическим завершением деятельности Синаххериба: всё его правление было наполнено борьбой с Вавилоном и группировавшимися вокруг него коалициями. Но уничтожение этого старого торгово-ремесленного и культурного центра Передней Азии произвело на современников крайне тяжёлое впечатление и ещё более усилило ненависть оппозиционных группировок к Синаххерибу.

Конец жизни Синаххериб провёл в Ниневии, благоустройству которой он уделил много внимания. К городу был подведён акведук, вокруг нового дворца был разбит сад, где наряду с различными необыкновенными растениями разводился и хлопчатник, в городе были проложены новые прямые улицы (характерная черта нравов того времени: Синаххериб распорядился, чтобы всякий, кто осмелится, выстроив дом, нарушить прямую линию улицы, был посажен на кол на крыше своего дома).

Своим наследником и правителем Вавилонии Синаххериб назначил Асархаддона (Ашшурахиддина), своего сына от сириянки. Это назначение вызвало, по-видимому, недовольство в придворных кругах, в результате чего двое других сыновей Синаххериба организовали заговор. Синаххериб был убит в храме в январе 680 г.

Изменения во внутренней и внешней политике.

Временное завоевание Египта

Среди мятежников, однако, царили разногласия, и Асархаддону удалось справиться с мятежом; его восставшие братья бежали в недоступные области Армянского нагорья, а их сторонники были истреблены. Асархаддон выступил при этом в противоречивой роли — мстителя за Синаххериба и одновременно разрушителя всей его политики, так как сам он был ярым сторонником жреческой группировки. В Ассирии в это время жреческая группа среди рабовладельцев значительно усиливается.

Асархаддон немедленно по восшествии на престол приступил к восстановлению Вавилона, куда были возвращены его жители. Город был отстроен в результате того, что к строительной повинности были привлечены огромные массы податного населения. При этом была заново сооружена (ассирийским зодчим Арадаххешу) знаменитая храмовая башня Этеменанки при святилище Мардука (так называемая “Вавилонская башня”). Сиппар, Ниппур, Борсиппа, Дер и другие города получили обратно свои привилегии, отнятые у них Синаххерибом. Привилегии Ашшура были расширены: его жители были освобождены от всех вообще налогов и пошлин. Асархаддон ввёл также по всей своей державе особые налоги в пользу храмов. Такие налоги ранее взимались, по-видимому, лишь с некоторых специально выделенных для этого районов.

Главной задачей Асархаддона являлось уже не расширение Ассирийской державы, а её сохранение в прежних пределах. В Вавилонии его политика проводилась довольно успешно. Асархаддону сравнительно легко удавалось поддерживать свою власть над этой страной путём создания ассирийской партии среди верхушки халдейских рабовладельцев. На севере урартский царь Руса II искал дружбы с Ассирией, так как серьезную опасность равно и для Урарту и для Ассирии представляли вторгшиеся в Переднюю Азию киммерийцы и скифы. В 679 г. Асархаддон сразился в Малой Азии с киммерийскими отрядами под начальством Теушпы. Поход проходил по бывшей ассирийской территории (в юго-восточной части Малой Азии, где теперь вновь создался ряд мелких государств), но не привёл к восстановлению здесь власти ассирийцев.

Серьёзное сопротивление встретил Асархаддон в Финикии, где пытался восстать царь Сидона. Территория Сидона была покорена и превращена в ассирийскую область. Асархаддон заключил затем договор с Баалом, царём Тира. Согласно этому договору Баал не должен был принимать серьёзных решений без ассирийского надзирателя-резидента и без совета старейшин, бывшего, очевидно, органом власти настроенной в пользу Ассирии местной аристократии. По этому договору, в случае захвата тирянами корабля, люди на корабле поступали в распоряжение Тира и продавались в рабство, а имущество — в пользу Ассирии. За это Ассирия передавала Баалу ряд владений города Сидона. Этим Асархаддон надеялся укрепить ассирийскую гегемонию в Средиземноморье. Греческие царьки Кипра, признавшие в своё время верховную власть Саргона II, признали и власть Асархаддона, прислав ему дань. Однако даже власть над Тиром оказалась довольно эфемерной, так как Баал вскоре перешёл на сторону Тахарки, эфиопского фараона Египта. Этим он вовлек Ассирию в длительную серию войн с Египтом.

В 676 г. до н.э. ассирийское войско совершило бесполезный поход в Центральную Аравию — по-видимому, пытаясь добраться до царств Южной Аравии, не рассчитав при этом, однако, ни расстояний, ни трудностей похода.

В 675 — 673 гг. ассирийцы воевали в юго-восточной части Малой Азии, Финикии, а также с Египтом. В 673 — 672 гг. Ассирии понадобилось совершить специальный поход в Шубрию — полунезависимую горную область, расположенную между Урарту и Сирией. Сюда стекались беглецы из обеих стран, спасавшиеся от тягот эксплуатации. Для рабовладельцев проблема бегства рабов и свободных, скованных различными повинностями, по-видимому, стала к тому времени очень острой. Асархаддону удалось покорить Шубрию, причём он не только захватил беглых ассирийцев, но и выдал беглых урартов царю Русе II. Около того же времени восстали мидяне и другие племена на восточных окраинах державы. Они находились в союзе с царством Маны (у озера Урмия) и скифами. В результате восстания три восточные области отпали от Ассирии, и на их территории образовалось царство Мидия.

В то же время продолжалась война с Египтом. Только в 671 г. до н.э. состоялся решающий поход в долину Нила. Ассирийцам, воспользовавшимся ослаблением Египта, довольно легко удалось взять Мемфис и закрепиться в Нижнем Египте. Местные египетские власти были оставлены на своих местах и лишь подчинены ассирийским “надзирателям”, при которых состояли небольшие гарнизоны.

Конечно, столь быстрое завоевание отдалённой от Ассирии и экономически с ней не связанной страны не могло быть прочным, и ассирийцы даже не пытались органически включить Египет в свою державу. Хотя Асархаддон и принял титул “царя Нижнего и Верхнего Египта и Эфиопии”, однако он не короновался в Египте, как фараон. На Египет была наложена ежегодная дань в 180 кг золота и 9 т серебра. Что касается Тира, то он, благодаря своему островному положению, так и не был завоёван.

Ассирия при Ашшурбанапале

В конце своего правления Асархаддон решил передать престол Ассирии своему сыну Ашшурбанапалу, а другого сына, Шамашшумукина, сделать царем Вавилона. С этой целью население Ассирии ещё при жизни Асархаддона было приведено к присяге Ашшурбанапалу, причём дело не обошлось без волнений; вавилонская хроника сообщает под 670 годом: “...царь пребывал в Ассирии; много вельмож было убито оружием”.

Царствование Ашшурбанапала, сменившего Асархаддона, началось в 669 г. до н.э., когда положение Ассирии было относительно прочным.. Шамашшумукин был водворен на вавилонский престол. Ассирийцам удалось изгнать Тахарку из Нижнего Египта, который незадолго до этого вновь был занят эфиопским фараоном. Возможно, что эти события имели место ещё при жизни Асархаддона, умершего в походе на Египет. Однако затем в Египте был обнаружен заговор, возглавленный Нехао, владетелем Мемфиса и Саиса, и другими владетелями, вступившими в сношения с Тахаркой. Этот заговор был подавлен силами местных ассирийских гарнизонов. Но Ашшурбанапал решил, что для сохранения господства в Египте необходимо попытаться создать там ассирийскую партию. С этой целью он не только освободил Нехао, но и поставил его во главе египетских царьков, одновременно всё же назначив при нём ассирийского наместника. Позже преемник Тахарки Тануатамон (Тальтамон) предпринял ещё одну попытку овладеть Египтом, но был отброшен ассирийцами в Эфиопию. Во время этого похода ассирийцы проникли далеко вверх по долине Нила, взяв и разграбив древнюю столицу Египта Фивы. Это событие произвело огромное впечатление на всём Ближнем Востоке. Однако разгром Фив не привёл к упрочению положения ассирийцев в Верхнем Египте.

В Финикии в начале правления Ашшурбанапала успех также сопутствовал Ассирии; ей удалось добиться признания покорности со стороны двух всё ещё сохранявших в это время независимость островных финикийских государств —Тира и Арвада. В Малой Азии под угрозой нашествия киммерийцев, разгромивших в союзе с Урарту в начале VII в. до н.э. Фригию, к ассирийской помощи прибегли не только царство Табал в горах Тавра, признавшее главенство Ассирии, но и отдалённая Лидия в западной части полуострова. Царь Лидии Гуггу (Гиг) около 665 г. до н.э. прислал к Ашшурбанапалу посольство и просил помощи против киммерийцев. Эта помощь ему была оказана.

Обострение внутриполитического положения

Таким образом, около 660 г. Ассирия находилась на высоте своего могущества; если и утеряв некоторые районы, которыми владели ранее Тиглатпаласар или Саргон, зато приобретя Египет. Но, начиная с этого времени, нарастают события, которые затем привели Ассирию к быстрой гибели. В пределах Ассирийской державы не было недостатка в людях, желавших ее уничтожения. Народы Передней Азии считали своими главными врагами ассирийскую знать (включавшую должностных лиц администрации и высшее жречество), военщину и городских купцов — маленькую группу людей, наживших неслыханные по масштабам того времени богатства и эксплуатировавших в своих интересах всё остальное население Ближнего Востока. Весь Восток жил мечтой о гибели Ассирии — “логовища львов” и надеждой на падение Ниневии — “города крови”. В этом сходились и представители окраинных, еще не покоренных племён, и переселенные на новые земли пленные, и эксплуатируемые общинники, и представители рабовладельческих кругов за пределами собственно Ассирии. В то же время внутри привилегированной верхушки рабовладельцев, как мы уже указывали, шла постоянная внутренняя борьба между военной и служилой знатью, с одной стороны, и рабовладельческой знатью храмов и городов, в частности, вавилонских, с другой стороны.

Широкие народные массы — земледельцы, ремесленники и рабы — ещё не выступали в качестве самостоятельной политической силы, их классовая борьба проявлялась пока в бегстве от хозяев, убийствах отдельных рабовладельцев. Но эти массы представляли собой огромную скрытую силу, которая могла прийти в движение в случае военного поражения или ослабления государственной власти.

При таких условиях речь может идти не столько о том, почему погибла Ассирийская держава, сколько о том, что позволяло ей сравнительно долго продолжать своё существование. Причиной этого было главным образом отсутствие необходимого единства и достаточных военных сил у её противников.

Однако постоянные военные успехи Ассирии вели к тому, что внешняя опасность стала недооцениваться господствующим классом, в то время как раздоры между его отдельными группировками усилились. Что касается ассирийской армии, то, хотя нет данных о том, чтобы Ассирия стала прибегать к наёмным войскам (единственное исключение — упоминание начальника полка киммерийцев при Асархаддоне), однако так или иначе эта армия была переполнена чужеродными элементами, навербованными из среды всевозможных покорённых народов. Возможность наживаться во время походов (особенно в период военных успехов Ассирии) превращала значительную часть этих воинов в послушное орудие ассирийских рабовладельцев, но в конце концов враждебные настроения населения в целом не могли не сказываться и на армии, не могли не подрывать её боеспособности.

С другой стороны, длительная борьба с ассирийцами содействовала накоплению боевого опыта у их противников. Совершенство военной организации и вооружения, высокая техника осадного дела не могли долго быть монополией одних только ассирийцев. Вавилоняне, урарты, мидяне, эламиты усвоили ассирийскую тактику и военную технику. Важное значение имело появление в Передней Азии конно-стрелковых отрядов киммерийцев и скифов с их особой тактикой. Быть может, к киммерийцам и скифам примыкали и местные жители с окраин ассирийских владений. Теперь для падения Ассирии был, таким образом, необходим лишь достаточно мощный военный союз ее противников. Такой союз пытался в своё время сколотить ещё Мардукапалиддин; начиная с 50-х годов VII в. до н.э. против Ассирии снова складываются различные коалиции, и вопрос был только в том, какая из них окажется достаточно сильной, чтобы свергнуть ассирийское иго.

Усложнение международной обстановки

Между 657 и 655 гг. до н.э. Псамметих, сын Нехао, бывший в то время правителем одной из областей Египта, вступает в союз с лидийским царем, который, временно отразив натиск киммерийцев, считал, что он больше не нуждается в поддержке Ассирии. Опираясь на этот союз, Псамметих занимает престол фараонов, вероятно, уничтожив при этом ассирийские гарнизоны. Египет был потерян Ассирией. Ассирийский царь оказался не в состоянии организовать новый поход для подчинения Египта, так как все его внимание и силы были отвлечены на борьбу с врагами, которые угрожали основному ядру государства. В 655 г. начинается война Ассирии с Эламом. Ассирийские войска разбили эламитов и их арамейских и халдейских союзников, затем, форсировав реку Каруи, взяли столицу Элама ≈ Сузы. Эламский царь Теумман был взят в плен и обезглавлен на виду у сдавшегося эламского войска.

Несмотря на этот успех, обстановка всё осложнялась. Одно время ассирийцы ожидали вторжения киммерийцев (взявших около 654 г. Сарды, столицу Лидии), а также урартов. Но силы киммерийцев оказались надолго связанными в Малой Азии, где Лидия продолжала сопротивляться. Государство Урарту также не пошло на конфликт с Ассирией; зато в 653 ≈ 652 гг. до н.э. восстал подчинённый Ассирии вавилонский царь, брат Ашшурбанапала Шамашшумукин.

Шамашшумукину, связанному родством с вавилонской знатью и, очевидно, рассчитывавшему на своих сторонников в Ассирии, удалось создать в Вавилонии сильное войско и привлечь на свою сторону как вавилонскую, так и халдейскую знать. Кроме того, он тайно вступил в союз с арабами, с арамейскими племенами, по-видимому, также с Мидией, быть может, с Египтом и, конечно, с неизбежным участником всех антиассирийских коалиций ≈ Эламом. Но, несмотря на все меры, принятые Шамашшумукином, ход событий был для него неудачен. Ассирийцам, впервые выступившим под начальством самого Ашшурбанапала, который до тех пор, по-видимому, никогда не участвовал в походах, предпочитая этому занятия в своей библиотеке и самоличное участие в пытках и казнях пленных, удалось воспрепятствовать соединению эламитов с вавилонянами. Шамашшумукин был разбит, отступил к Вавилону, где и был осаждён.

На помощь Шамашшумукину пытались прорваться арабские вспомогательные отряды, но они были разбиты в непривычной для них пересечённой каналами местности и оказались вынуждены сами укрыться за стенами Вавилона, где уже тогда свирепствовал голод. Тем временем западные группы арабов были разбиты верным Ашшурбанапалу царём Моава (государства к востоку от Иордана). В Эламе произошёл очередной дворцовый переворот, и началась длительная смута. Положение осаждённых вавилонян стало безнадёжным. По ассирийским данным, они дошли до людоедства. Шамашшумукин сжёг себя в своём дворце. Ворвавшимися в город ассирийцами была учинена жестокая расправа над сторонниками Шамашшумукина.

Война, однако, и на этом не была ещё закончена ≈ оставался Элам, где вновь возобладала антиассирийская группировка знати. Ассирийцы снова взяли Сузы и в 646 г. до н.э. опять возвели на престол своего ставленника. В последовавшие годы смут претенденты на эламский престол боролись друг против друга и в то же время вели войну против Ассирии. Единства среди эламитов не было, и дело могло кончиться только полным и окончательным их поражением. В конце концов (около 639 г. до н.э.) ассирийцы в третий раз взяли Сузы. Город был разгромлен, прах эламских царей выброшен из гробниц, статуи эламских богов вывезены, а многочисленные ценности, в течение многих веков награбленные эламитами в Вавилонии, были возвращены в Вавилон. Так окончилось самостоятельное существование Элама.

Ашшурбанапал умер, по-видимому, около 633 г. до н.э., и с этого времени начался новый период внутренних смут в Ассирии, приблизивших её окончательное падение. К сожалению, подоплёка этих смут нам пока неясна.

Гибель Ассирийской державы

Мы очень мало знаем о правлении преемника Ашшурбанапала, Ашшурэтелилани. В 626 г. до н.э. престол Вавилонии, который до тех пор, по-видимому, занимал ассирийский ставленник Кандалану, захватил Набопаласар (Набуапалусур) — халдейский вождь, находившийся ранее на службе у Ассирии. Ашшурэтелилани сделал слабую попытку привлечь халдеев на свою сторону, но вследствие далеко зашедшего к этому времени процесса слияния халдейской и вавилонской знати противопоставить их друг другу, как это делалось раньше, уже не удалось. Набопаласар удержал Вавилонию в своих руках. Вскоре Ашшурэтелилани был, по-видимому, свергнут с престола во время дворцового переворота в Ассирии. Последующие события нам неизвестны до 616 г., когда на ассирийском престоле уже находился другой сын Ашшурбанапала — Сарак (Синшарришкун).

К этому времени Ассирийское государство, по-видимому, перестало осуществлять административный контроль не только над большинством отдалённых от него областей, но и над сирийскими областями и вынуждено было заключить союз с Египтом и даже с царством Мана у озера Урмия. Это царство ассирийцы ранее не признавали за равноправную державу. Возможно, что на многих ассирийских территориях хозяйничали в то время скифы. Однако центральные области державы прочно удерживались войсками Сарака.

Положение Ассирии и её союзников резко ухудшилось, когда против неё сложилась мощная коалиция в составе Вавилонии (во главе с Набопаласаром) и Мидии (во главе с Киаксаром). Неясно, впрочем, был ли союз между ними заключён с самого начала или он оформился лишь в ходе самой войны.

В течение 616 — 615 гг. до н.э. военные действия между ассирийцами и вавилонянами шли с переменным успехом. В ноябре 615 г. мидяне, воспользовавшись тем, что основные силы ассирийцев действовали против Вавилонии, прорвались через перевалы гор Загра и проникли в Аррапху, по соседству с коренной областью Ассирии. Эго было началом конца. Около этого времени царство Мана, по-видимому, подчинилось Мидии, и в июле 614 г. мидяне без труда проникли уже в собственно Ассирию. Преследуя отступавших в панике ассирийцев, они достигли Ашшура. Город был взят штурмом и подвергнут разграблению. Набопаласар двинулся на помощь мидянам, но не поспел к штурму, по-видимому преднамеренно, так как не желал быть обвиненным в осквернении ашшурских святынь. На развалинах Ашшура был заключён (или возобновлён) союз между Набопаласаром и Киаксаром; тогда же, вероятно, Киаксар выдал свою дочь (или внучку) за Навуходоносора, наследника престарелого Набопаласара.

Но и после падения Ашшура Сарак ещё не терял надежды. В 613 г. до н.э. он поднял против Вавилонии племена приевфратских арамеев и, отвлёкши таким образом Набопаласара от Ассирии, сумел нанести ему поражение. Однако дни Ассирии были сочтены. Весной 612 г. Киаксар, которого теперь вавилонская хроника называет не “царём Мидии”, а “царём Умманманды”, т. е. вообще северных “варваров”, и Набопаласар встретились у Тигра, и их объединённые войска двинулись на Ниневию. Осада продолжалась с мая по конец июля. Несмотря на ожесточённое сопротивление ассирийцев, Ниневия была взята, и ассирийская знать, попавшая в руки победителей, вырезана. Сарак, по-видимому, последовал примеру своего дяди Шамашшумукина и бросился в огонь своего пылавшего дворца. Победители увели большое число пленных. Часть ассирийского войска во главе с Ашшурубаллитом (по-видимому, братом Ашшурбанапала) прорвалась, однако, в Харран, где Ашшурубаллит объявил себя царём Ассирии. Он держался еще несколько лет в районе Харрана — Каркемиша, рассчитывая на помощь египетского фараона Нехао, пока, наконец, ассирийско-египетские войска не были окончательно разбиты вавилонянами под командованием царевича Навуходоносора в 605 г. до н.э. у Каркемиша.

Так окончилось существование Ассирийской державы. С этого времени Ассирия больше никогда не играла прежней политической роли. Ассирийский народ не был, однако, уничтожен в ходе разрушения Ассирийской державы. Потомки ассирийцев продолжали жить на тех же мостах, но родной их язык (ассирийский диалект аккадского), с которым уже и раньше успешно соперничал широко распространённый в Ассирийской державе арамейский, был теперь полностью им вытеснен. Ассирийцы влились в общую массу арамеев.

Добавить комментарий.

Filtered HTML

  • Адреса страниц и почты преобразуются в ссылки автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
Обновление Type the characters you see in this picture. Type the characters you see in the picture; if you can't read them, submit the form and a new image will be generated. Not case sensitive.  Switch to audio verification.