Вход в аккаунт

Вы здесь

Юридические аспекты политической борьбы в Англии в первые десятилетия XVII в.

Юридические аспекты политической борьбы в Англии в первые десятилетия XVII в.

Английская революция 1640-1660 гг. не была фатально неизбежной — она вполне могла и вовсе не произойти, но тот факт, что она все же произошла, означает, что в английском обществе сложились для неё соответствующие условия или предпосылки. Вопросу о причинах английской революции посвящено огромное количество книг и статей[1]. В них выявляются и анализируются экономические, социальные и политические факторы, обусловившие революционный взрыв в Англии в начале 40-х гг. XVII в. Однако всего этого недостаточно для того, чтобы понять, почему произошла английская революция.

Экономические противоречия, социальные и политические конфликты, существовавшие в английском обществе в первые десятилетия XVII в., не имели такой глубины и силы, чтобы их нельзя было разрешить эволюционным и мирным путем, без революции и гражданской войны. Это аргументированно доказывают многие историки[2].

Но убедительнее всяких научных трудов по экономическому, социальному и политическому развитию Англии в XVII в. такую возможность разрешения указанных противоречий и конфликтов демонстрирует произошедшая здесь в 1660 г. при поддержке большинства населения реставрация монархии Стюартов[3]. Как известно, законным королем Англии был признан при этом Карл II — сын казненного революционерами короля Карла I. Но ведь не случись революции и гражданской войны, именно Карла II имели бы англичане своим королем в 1660 г. или немного позднее.    

Почему же при наличии в английском обществе условий для реализации сценария эволюционного и мирного развития здесь все-таки разразилась революция, в ходе которой произошли две гражданские войны, случилась казнь законного короля, была ликвидирована монархия? Почему в определенный момент революции пала монархия Стюартов, если она оказалась столь живучей, что спустя одиннадцать лет возродилась как бы сама собой, при отсутствии сколько-нибудь серьёзного сопротивления со стороны каких-либо общественных групп? 

Политический конфликт, повлекший за собой революцию и гражданскую войну, развивался в английском обществе на протяжении нескольких десятилетий. В исторической литературе его описывают, как правило, в виде противостояния двух институтов государственной власти — короля и парламента[4]. Это противостояние действительно имело место. Однако оно составляло лишь внешнюю, видимую сторону данного конфликта. За ней скрывалась другая, глубинная и более значимая его сторона —  противоборство общественных группировок. Одни из этих группировок объединялись вокруг короля и использовали в качестве инструмента осуществления своих интересов королевскую власть. Другие опирались в защите своих интересов на парламент. Отсюда и возникало противостояние названных институтов государственной власти.

На протяжении первых десятилетий XVII в. указанные общественные группировки, ведя борьбу между собой, не пренебрегали возможностями решить свои проблемы правовыми средствами. Их взаимное противоборство было во многом схваткой правоведов, фехтованием статьями законодательных актов и юридическими прецедентами. Каждая из конфликтующих сторон искала в сфере права опору своим притязаниям и средства обуздания притязаний своего противника.  

Отражением этого служат такие документы, как «Апология и Сатисфакция Палаты Общин» 1604 г., «Петиция Палаты Общин» 1610 г., «Протест Палаты Общин» 1621 г., Прокламация короля Якова I 1622 г. о роспуске парламента и др.

В первом из названных документов Палата Общин опровергала «ложные сведения, открыто преподносимые» королю. Одно из них состояло, в частности, в том, что парламент якобы имеет привилегии не основании права, «но лишь по милости, возобновляемой для каждого Парламента посредством дарования петицией, и таким образом ограниченные»[5]. В ответ на это утверждение Палата Общин заявляла в своей «Апологии»: «Наши привилегии и вольности являются нашим правом и должным наследием не в меньшей мере, чем наши самые земли и имущество»[6].

Подобная декларация содержалась и в «Протесте», с которым Палата Общин выступила 18 декабря 1621 г. Здесь говорилось, что «вольности, льготы, привилегии и юрисдикции Парламента являются старинным и несомненным прирожденным правом и наследием подданных Англии»[7]

Одно из наиболее значительных сражений на правовом поле между королевской властью и парламентом произошло весной 1628 г.  Следствием его стало принятие документа под названием «Петиция, представленная Его Величеству Лордами Духовными и Светскими и Общинами, собравшимися в настоящем Парламенте, касающаяся различных Прав и Свобод Подданных»[8] или сокращенно — Петиция о праве 1628 г.

Содержание Петиции показывает, что парламентарии были озабочены не столько созданием новых правовых установлений, сколько искоренением нарушений старых. Ссылаясь на Великую Хартию Вольностей и статуты, изданные во времена королей Эдуарда I и Эдуарда III, они просили короля Карла I о том, чтобы «впредь ни один человек не был принуждаем совершать или уплачивать какие-либо дары, займы, пожертвования, налоги и тому подобное без общего согласия [выраженного] посредством Акта Парламента, и чтобы никто не был призываем к ответу или приводим к присяге или принуждаем к службе или заключен в тюрьму или иным образом стеснен или обеспокоен в связи со всем этим или за отказ от этого. И чтобы ни один свободный человек ни одним из вышеупомянутых способов не был заключен в тюрьму или задержан»[9]. Кроме того, парламентарии просили Его Величество не обременять население постоями солдат и матросов, а также изъять предоставленные им в мирное время некоторым лицам, назначенным комиссарами, полномочия для суда по военным законам над солдатами и матросами, которые совершили те или иные преступления.

Различные аспекты правовой войны, которую вели между собой на протяжении первых десятилетий XVII в. политические группировки английского общества, проявляются во множестве политических и правовых документов, в протоколах парламентских дебатов, в текстах писем и трактатов. Обвиняя друг друга в нарушениях правовых норм, противоборствующие стороны одновременно со страстью, не оставляющей сомнений в искренности помыслов, защищали исторически сложившуюся в Англии юридическую конструкцию государственного строя — то, что ими называлось «конституцией нашего королевства» или «основными законами» Англии.

Правовед и парламентарий Дж. Уайтлок (1570-1632), выступая 2 июля 1610 г. в Палате Общин, критиковал попытки короля взыскать налоги без согласия парламента. «Указанные действия, — заявлял он, — противоречат форме конституции нашего королевства, составляющей государственное право нашего королевства; и таким образом они ниспровергают основной закон королевства и ведут к созданию новой формы государства и управления»[10].

Загрузить весь реферат>>>


[1] См., например: The Origins of the English Civil War. Edited by C. Russell. London, 1973; Stone L. The Causes of the English Revolution, 1529-1642. London, 1975; Coward B.  The Stuart Age. A History of England 1603-1714. London and New York, 1980. P. 160-162; Russell C. The Causes of the English Civil War. Oxford, 1990.

[2] «В конце концов, уж точно не является новостью, что война в Англии была конфликтом между людьми, которые мыслили себя и в той же степени действительно находились в состоянии полного консенсуса, — отмечает Дж. Покок. По его словам, «Английская война шла между людьми, предполагавшими, что они принадлежат к той же самой политической культуре». (Pocock J.G.A.  The Atlantic Archipelago and the War of the Three Kingdoms // The British Problem, c. 1534-1707. State Formation in the Atlantic Archipelago. Edited by B. Bradshaw and J. Morrill. London, 1996. P. 182). Историк Дж. Моррилл, специально занимавшийся выяснением причин революции и гражданской войны, разразившихся в Англии в начале 40-х гг. XVII в., пишет, что каждая политическая система имеет присущие ей слабости и поэтому в ней всегда есть возможность для взрыва, так же, как и возможность для эволюционного развития. Будет, вероятно, справедливым сказать, что ни один правитель с Генриха V не получал такого спокойного наследства, какое получил Карл I». (Morrill J. Inroduction // Reaction to the English Civil War. 1642-1649. Edited by J. Morrill. London, 1982. P. 3-4. См. Об этом также: Smith D.L. Constitutional Royalism and the Search for Settlement, 1640-1649. Cambridge, 1994. P. 33. «В конституционных терминах, однако, Английская Гражданская Война не является борьбой между собой приверженцев смешанной и абсолютной монархии. До того, как разразилась война, королевская партия взяла себе на вооружение идею смешанной монархии», — так пишет историк Р. Аштон. (Ashton R. The English Civil War. Conservatism and Revolution 1603-1649. London, 1989. P. 13). На стр. 70-96 своей книги Р. Аштон доказывает, что гражданская война в Англии не сопровождалась социальным расколом — на стороне короля и парламента стояли представители одних и тех же сословий.

[3] «Одним из немногих верных обобщений относительно Реставрации является то, что она произошла потому, что огромное число англичан желало, чтобы она произошла», — замечает историк Г. Дэвис. (Davies G. The Restoration of Charles II. 1658-1660. San Marino: California, 1955. P. 355.

[4] Английский историк С.-Р. Гардинер (1829–1902) датировал начало конфликта между королем и Палатой Общин 1610-м годом. См.: Gardiner S.R. History of England from the Accession of James I to the outbreak of the Civil War, 1603–1642. Vol. 2. London, 1895. P. 110. Шотландский философ и историк Д. Юм (1711-1776) считал, что только в период работы парламента, созванного в 1620 г., «впервые приобрели ясные и законченные формы партии двора и страны (пусть и не получившие тогда этих наименований)». См.: Юм Д. Англия под властью Дома Стюартов. Том 1. Спб., 2001.  С. 467.

[5] Apology and Satisfaction of the House of Commons, 1604 // Crown and Parliament in Tudor–Stuart England. A documentary constitutional history. 1485–1714. Edited and with introductions and commentary by P. Hughes, R.F. Fries. New York, 1959. P. 158. Данный документ не получил большинства голосов в Палате Общин и не был подан королю. Но он примечателен как выражение политических взглядов наиболее активных парламентариев.

[6] Ibidem. P. 159.

[7] The Protestation of the House of Commons // Crown and Parliament in Tudor–Stuart England. A documentary constitutional history. 1485–1714. P. 177.

[8] The Peticion Exibited to His Majestie by the Lorde Spirituall and Temporall and Cõmons in this psent Parliament assembled concning divers Righte and Liberties of the Subjecte: with the Kinge Majesties Royal Aunswere thereunto in full Parliament // The Statutes: Revised edition. Vol. 1. Henry III to James II. A.D. 1235-6—1685. London, 1870. P. 712–714.  

[9] The Statutes: Revised edition. Vol. 1. P. 714.

[10] Речь Уайтлока, 2 июля 1610 г. //  Лавровский В.М. Сборник документов по истории Английской буржуазной революции XVII в. М., 1973. С. 83.

 

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования