Вход в аккаунт

Вы здесь

Сцена жизни и структурные шифры романа "Мастер и Маргарита"

Сцена жизни и структурные шифры романа

Авторами разработок по роману «Мастер и Маргарита» И.Галинской и Б.Соколовым, скорее всего, независимо друг от друга отмечено, что сцена жизни в романе очевидным образом разделена на три мира. По терминологии Галинской - это: земной мир, населенный реальными людьми; библейский мир с его легендами и персонажами и космический мир, который представляют Высшие Силы (мессир Воланд и его эмиссары). В трактовке Соколова - мир современный, мир исторический и потусторонний, иррациональный мир.

Трехмерную структуру сцены И.Галинская расшифровывает через влияние на творчество Булгакова философского наследия Г.Сковороды непосредственным образом либо в изложениях русского философа В.Эрна и профессора И.Петрова. Такая точка зрения формируется благодаря следующей параллели. Земной микрокосм и всеобъемлющий макрокосм по учению Сковороды объединяются через знаки и символы библейского мира. В романе Булгакова современный, земной мир в лице Берлиоза и поэта Бездомного и космический мир в лице Воланда и его спутников в сцене на Патриарших прудах объединяет библейский мир символов, т.к. на протяжении этого эпизода ведется разговор об Иисусе Христе. В данном случае дело обстоит именно так. Б.Соколов связывает разгадку трехмерности романа через идею русского священника и философа Павла Флоренского о примате (главенства) троичности всего бытийного мира. В архиве писателя сохранилась книга Флюренского «Мнимости в геометрии «с многочисленными пометками, знаком он был и с работой «Столп и утверждение истины «. Флоренский утверждал, что «... число три являет себя всюду, как какая-то основная категория жизни и мышления «(цитата по Б.Соколову). В качестве примеров он приводил три категории времени: прошлое, настоящее и будущее, три момента диалектического развития: тезис, антитезис и синтез, три координаты пространства и др. Истина по Флоренскому - единая сущность в трех ипостасях. Четвертая и высшие ипостаси в Субъекте Истины условны, они могут быть, а могут и не быть. Однако, всякая новая ипостась тем или иным образом упорядочивает три основные ипостаси.

В романе Булгакова три явленных мира действительно составляют Субъект художественной Истины, они равноправны и связываются между собой через событийное пространство. Каждое событие, эпизод не является структурообразующей компонентной в Субъекте Истины. Но оно является той четвертой ипостасью, которая упорядочивает всякий раз три мира сцены романа отношением художественно-смыслового доминирования. Придерживаясь такой позиции, мы можем усмотреть, что в эпизоде встречи на Патриарших прудах доминирует мир библейский, исторический, т.к. он связывает космический и земной миры (так же считает и Галинская). Далее следует мир земной, который является сценой для развития эпизода. И наконец, триада завершает мир космический.

 В действии Великого бала Сатаны доминирует иррациональный космический мир, он же является доминантой в сцене прощания в последней главе романа. И так для каждого события или сцены.

 Оба взгляда на генезис Булгаковских воззрений по поводу мироустройства представляются в равной степени убедительными. Но какой тайный смысл в этих воззрениях действительно был заложен автором - этим вопросом будет заниматься еще не один исследователь. Рассмотрим теперь сцену романа с временных позиций. В романе нет ни одной абсолютной даты (т.е. с указанием дня, месяца и года одновременно), тем не менее, расставленные автором знаки позволяют точно определить время действия как в ершалаимских, так и в московских сценах. Воланд со свитой появляются в Москве майским вечером в среду, а покидают город с Мастером и Маргаритой на той же неделе в ночь с субботы на воскресенье. Именно в это воскресенье они встречаются с Пилатом и вступают в незримый контакт с Иешуа. Этот день - Воскресенье Христово, Святая Пасха. Таким образом, предшествующие московские события развиваются на страстной неделе. Четыре дня (среда - Суббота) страстной недели майские - это точно обозначено в романе. Следовательно, Пасха приходится не ранее, чем на 5 мая. Грубо временные ворота событий по верхней дате ограничиваются 1932 годом, т.к. в этом году были распущены писательские союзы; в романе же присутствует спародированный МАССОЛИТ. До этого года в советское время праздник Христианской Пасхи приходился на май только в 1918 и 1929 годах. Первую датировку можно исключить по внешней атрибутике московской жизни (существование жилтовариществ, НЭПманы, сдающие валюту и др.).

Таким образом события происходят в 1929 году. Появление в Москве Воланда приходится на 1-ое мая - день международной солидарности. Но именно солидарности в смысле взаимопомощи, любви недостает в булгаковской Москве, где напротив, процветает множество пороков. Визит Воланда быстро это обнажает. И это «все наоборот» несомненно, является тайным знаком, оставленным ироничным Булгаковым для выражения мысли о том, что равновесие между светлым и темным смещено и не в лучшую сторону.

Точная хронология событий угадывается и в ершалаимских сценах. Их действие начинается 12 нисана - Иешуа 14 числа говорит Пилату о своем позавчерашнем прибытии. В тот же день - пятницу - в Ершалаиме празднуется иудейская Пасха, в честь чего отпускают на свободу одного осужденного. Завершается ершалаимский цикл в субботу 15 нисана, когда Понтий Пилат узнает от Афрония об убийстве Иуды и беседует с Левием Матвеем. Согласно Евангельским легендам распятие Иисуса произошло в пятницу, а на третий день Ангел Господень возвестил о воскресении Иисуса. Расчеты специалистов показывают, что эти даты (с учетом прошествия приблизительно 2000 лет) приходятся на 1929 год, т.е. московские и ершалаимские события разделяет ровно 1900 лет.

Таким образом, в пасхальную ночь в сцене прощения и последнего полета сливаются воедино древний и современный мир и потусторонний мир Воланда. Это слияние времен и миров зашифровано автором еще словами Воланда в главе «Извлечение мастера». Сцена бала и послепраздничных хлопот продолжается, по крайней мере, несколько часов. Тем не менее, «Маргарита... оглянулась на окно, в котором сияла луна и сказала: - А вот чего я не понимаю. Что же, это все полночь да полночь...». «Праздничную полночь приятно немного и задержать» - ответил Воланд. Космические силы легко управляются со Временем и со всем пространственно-временным многообразием. Ведь сцена бала замечательна еще и тем, что в «нехорошей квартире» № 50 по Садовой 302 - бис умещаются тропические леса со сказочной флорой и фауной, колоннады, бассейны и лестница длиной в перспективу перевернутого бинокля.

Мастерство изображения фантастических сцен в романе «Мастер и Маргарита» роднит Булгакова - художника с великим немецким романтиком Э.Т.А. Гофманом. На близость Булгакова с Гофманом указывает Галинская и зарубежная исследовательница творчества Булгакова Джулия Кертис. Многие сцены романа в какой-то степени повторяют соответствующие сцены замечательной сказки - феерии «Золотой горшок». В небольшом опрятном жилище архивариуса Линдгорста (он же повелитель духов бессмертный Саламандр) так же, как и во временном обиталище Воланда и его окружения, помещаются зимние сады, просторные залы, бесконечные лестницы и фантастические переходы. Кот Бегемот из свиты Воланда во многом обнаруживает сходство с черным котом старой колдуньи из «Золотого горшка» и т.д. Действительно, очень заманчиво было использовать (конечно, в преобразованном виде) аксессуары из мира духов и магических действ у такого мастера феерических сцен и событийных пассажей, каким является Гофман. Но не только внешняя сценическая виртуозность сближает Булгакова с Гофманом. И в романе Булгакова и в сказке - феерии Гофмана иррациональность оказывается просто одной из сторон действительности. Фантастический элемент, в конечном счете, оказывается очеловеченным и натурализованным. Сакраментальная идея о том, что «каждому будет дано по вере» очевидным образом прослеживается и в том и в другом произведении. Но тайны мироустройства и миропонимания, зашифрованные в сцене жизни и структуре планов романа «Мастер и Маргарита» конечно глубже и серьезнее, нежили подобные концепции в сказке «Золотой горшок». Это понятно, если исходить из масштабностей произведений.

* * *

Учитывая пространственно-временную структурность романа, можно выстроить излагаемую ниже версию. Сначала заметим, что Булгаков был не только замечательным художником, но и обладал незаурядной интуицией. В.Гудкова справедливо отмечает, что Булгаков создавал удивительно точные образы иностранцев, хотя так и не сумел побывать ни в одной зарубежной стране. Подобная точка зрения близка и М.Золотоносову, который пишет, что Булгаков аккумулировал культурные образы, книжные знания и создавал новые связи между ними.

В период творческой работы Булгакова научные материалы из-за рубежа в Советский Союз поступали плохо, главным образом - лишь по линии приватных отношений между крупными отечественными и зарубежными специалистами. Поэтому Булгаков, который к тому же был явно выраженным гуманитарием, наверняка не был знаком с трудами по СТО (специальная теория относительности) А.Эйнштейн и с принципом пространственно-временного континуума Г.Минковского. Не был он знаком и с трудами А.Козырева, которые получили если не признание, то хотя бы гражданскую жизнь через много лет после смерти академика. В связи с этим мы уверенно приходим к заключению, что автор «Мастера и Маргариты» интуитивно предугадал принципиальную возможность пространственно-временных парадоксов и зашифровал свои догадки в необыкновенной структуре произведения.

Более того, в настоящее время существуют и продолжают успешно развиваться теории (иногда - довольно экзотические) об одновременном существовании прошлого, настоящего и будущего. Это объясняется наличием в макрокосмической структуре мироздания так называемых временных осей вечности. Теория микролептонных полей, которой, в частности, в ближнем зарубежье (Белоруссия) занимается академик А.Вейник, утверждает, что существуют высокочастотные полевые образования, в которых нет времени и движения в привычном для нас понимании. Эти поля образованы особо быстрыми частицами - хрононами. В них возможно мгновенное перемещение информации и материальных тел из одной точки пространственного континуума в другую. Это позволяет в микролептонном мире реализоваться самым немыслимым с позиций нашего мира комбинациям из пространства и времени. Объекты и духовные субстанции (в том числе души давно живших людей) могут материализоваться в нашем «грубом» мире - отсюда многие аномальные явления. Нам при современном состоянии науки, а может и навсегда, путь в микролептонный мир закрыт до тех пор, пока мы живы, и наши материальное, астральное и информационные тела составляют одно целое.

Положения описанной выше и других новых теорий объясняют возможность сведения воедино событий из разных времен (точнее - из разных координатных точек единого Великого Времени), и парадоксы романа «Мастер и Маргарита» перестают быть парадоксами. Это сумел предугадать и обозначить замечательный интуист Булгаков.

* * *

Изучение доступных работ профессиональных литературоведов позволило прийти к заключению, что далеко не каждый исследователь творчества Булгакова явно направленным образом занимался анализом структурных особенностей романа «Мастер и Маргарита». Наиболее полное освещение этих вопросов удалось обнаружить только у Б.Соколова. Приведенная в его статье «Заветный роман» разгадка способа структурирования персонажей представляет значительный интерес.

Во-первых, в каждом из трех миров романа наблюдается строгая иерархичность. Из чтения ершалаимских глав это становится весьма очевидным. Римская империя и Иудея в 1 веке новой эры были обществами в высшей мере иерархичными. Поэтому в ершалаимских сценах отношения персонажей строго определяются их положением в обществе. Понтий Пилат, прокуратор Иудеи, является абсолютным ее правителем. Ему подчинены военные силы и тайная служба. В этих образованиях также соблюдаются принцип иерархии. Однако, нужно заметить, что Пилат боится предательства главы Синдриона Каифы, что свидетельствует о трениях между светскими и духовными властями, существовавших уже в то время.

В потустороннем мире царит вечная, раз и навсегда данная иерархия демонических сил.

Современный автору романа мир тоже оказывается иерархическим. Четкая иерархия наблюдается в МАССОЛИТе, в театре Варьете, в психиатрической клинике профессора Стравинского.

Во-вторых, трем мирам «Мастера и Маргариты» можно поставить в соответствие ряды персонажей, образующих своеобразные триады. Эти триады объединяют персонажей по их ролевому подобию и даже, в какой-то степени,- по портретному сходству. Рассмотрим, какие триады предлагает нам Б.Соколов.

Первую и наиболее значительную триаду составляют: прокуратор Иудеи Понтий Пилат - «князь тьмы» мессир Воланд - руководитель психиатрической клиники Стравинский. Последний отнесен в эту триаду в связи с особой ролью подобных заведений в сталинской и, вообще, в Советской России (разумеется, до последних реформ внутриполитического характера).

Остальные семь выделенных Соколовым триад составляют:

- первый помощник Пилата Афраний - первый помощник Воланда Фагот-Коровьев - первый помощник Стравинского врач Федор Васильевич;

- Кентурион Марк Крысобой - демон безводной пустыни Азазелло - директор ресторана «дома Грибоедова» Арчибальд Арчибальдович. Этим персонажам отведена экзекуторская, исполнительная функция;

- пес Банга - кот Бегемот - милицейская собака Тузбубен;

- глава Синедриона Иосиф Каифа - председатель МАССОЛИТа Берлиоз - неизвестный в Торгсине, выдающий себя за иностранца. Этих персонажей роднит лицемерие и притворство;

- агент Афрония Низа - служанка Воланда Гелла - служанка и доверенное лицо Маргариты Наташа;

- Иуда из Кириафа, работающий в меняльной лавке - ознакомитель иностранцев барон Майгель - журналист Алоизий Могарыч;

- ученик Иешуа Левий Матвей - ученик Мастера поэт Иван Бездомный - поэт Александр Рюхин, косвенно «обращенный» Иваном.

Из основных героев произведения лишь три не входят в какую-либо триаду. Это, в первую очередь, Иешуа Га-Норци и безымянный Мастер, образующие диаду. Мастер действует и в современном и в потустороннем мире; специальный персонаж в последнем для образования триады отсутствует.

Теперь, остается героиня, чье имя стоит в заглавии романа рядом с именем - знаком «Мастер». В структуре персонажей она занимает совершенно особое положение. Этот образ является монадой, основной структурообразующей единицей романа. Маргарита действует во всех трех мирах, причем в историческом мире она пребывает в прощальную ночь, когда видит Пилата с его верной собакой.

Что же из всего этого следует? Наличие иерархической зависимости в каждом из миров с одной стороны, и наличие «горизонтальной» расположенности персонажей между мирами с другой стороны, в соединении с идеей возможности временных парадоксов склоняют к следующему выводу. Рассмотренным выше структурообразованием персонажей автор обозначил мысль, что люди, как социальные объекты в целом не изменяются. Это подтверждается и таким, не особо явным для данной мысли знаком, который упоминался в предыдущем разделе. Воланд в задумчивости говорит Фаготу-Коровьеву о современных москвичах: «...обыкновенные люди... напоминают прежних...». Попутным образом интересно заметить, что Воланд, судя по его высказыванию, и ранее посещал Москву. Этот скрытый знак дает понять, что во все смутные и страшные времена страну навещает Дьявол для наведения справедливости. Это, видимо, было и при Иване IV Грозном, а теперь - в мрачную эпоху сталинизма и надвигающегося страшного террора.

Всестороннее и тщательное исследование структурных особенностей романа заслуживает большего внимания профессиональных литературоведов, так как некоторые скрытые мысли, не обнаруженные в статьях профессионалов, удалось установить даже в рамках этой небольшой работы.

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования