Вход в аккаунт

Вы здесь

Этическая программа романа "Мастер и Маргарита"

Этическая программа романа

Этическая программа синтезируется из ролевых функций персонажей, объединенных авторским отношением к этим персонажам.

При чтении и анализе произведения мы соприкасаемся с солидным набором этических категорий, и эти категории подаются нам в своеобразном авторском преломлении.

Так, о существовании Добра мы узнаем лишь из провозглашаемого Иешуа тезиса, что все люди добры. По-настоящему добрых людей на страницах романа встретить трудно. Те, которых можно причислить к добрым, большей частью добры только лишь потому, что не злы. Активную доброту проявляют очень и очень немногие. Добр Мастер, опекающий Иванушку в клинике и завершающий свой роман освобождением Понтия Пилата для встречи с тем, кто ждет его. Добра Маргарита, которая любит и жалеет своего Мастера, прощает Фриду, пребывая в обличии королевы -хозяйки. Она же пронзительным криком просит отпустить Пилата, что, впрочем, уже решено и без нее. Доброта Маргариты, чья душа облагорожена высокой любовью, приближается к любви - милосердию общечеловеческой значимости. Именно по поводу милосердия ворчит Воланд, когда Маргарита просит за Фриду и об этом же он напоминает ее в сцене отпущения Пилата. Но та же самая Маргарита может желать отправить Латунского, может перебить стекла в доме драматурга и литератора и вцепиться ногтями в лицо Аллозия Магарыча. По своему добр и администратор Варьете Варенуха, который не желает быть вампиром и, по его словам, совсем не кровожаден.

Высшей степенью доброты-милосердием обладает только один персонаж, бывший бродячий философ, а в последствии небожитель - Иешуа Га-Норци. Милосердие ничем не регламентируется, не распределяется и не управляется. Объектом милосердия может стать любой человек (или существо) вне зависимости, заслуживает он этого или нет. Поэтому незадачливый “раб” Левий Матвей заслуживает “свет”. Иешуа просто дарует его Левию, отчасти, может быть и из соображений личной симпатии к своему единственному ученику. Мастер и Маргарита высшего Милосердия не удостаиваются и обретают только “покой”. Мы можем считать, что Добро и Милосердие - это просто две степени одной и той же категории Добра и Зла, Милосердия и Справедливости.

Вспомним: Воланд говорит Левию Матвею, что добро не может существовать без зла, как свет без тени, наводя читателя на понимание дуальности этих категорий. Действительно, силам Тьмы вменено поддерживать равновесие между Добром и Злом. Если Добро станет значительно преобладать, то оно, будучи не оттеняемое Злом, потеряет свой нравственный смысл. В равной степени подобная функция, но противоположной направленности, принадлежит и силам Света. Эта философская и этическая концепция восходит к зороастеризму (7-6 в.в. до н.э.) и была положена в основу ряда философских и религиозных доктрин.

Справедливость в романе предстает в ее превосходной степени, рафинированная и бесстрастная. Справедливость такого рода всегда есть справедливость, тяготеющая к возмездию, и почти никогда - справедливость - награда. Это и неудивительно, если учесть, что акты справедливости совершаются в романе дьявольскими силами и средствами. Такая справедливость находится в полном согласии с “теорией”, “согласно которой каждому будет дано по его вере”. В “Мастере и Маргарите” силами Справедливости наказаны юридический убийца Понтий Пилат, растлитель душ Берлиоз, доносчик барон Майгель. Возмездие воздается по-разному: Пилату - через категорию совести, Берлиозу - через вечное небытие, Майгель обращен в жертвенное животное для сатанического обряда. Наказаны только преступления против личности физической и личности духовной. Мздоумство, очковтирательство, алчность и тому подобные пороки только разоблачаются в “сатировом действе” нечистой силы.

Справедливость, реализованная в романе, вообще говоря, противостоит Милосердию, поддерживая зыбкое, изменчивое равновесие между этими категориями. Не будь такой дьявольской Справедливости, Милосердие - пусть оно действует беспорядочно и неприцельно - рано или поздно простит и помилует всех великих грешников.

Категории  Добро - Зло и Милосердие - Справедливость представляют собой выражение диполи. Но если мы легко соединяем Добро и Милосердие в одну категорию со слабо очерченными границами, то романное Зло и романную Справедливость нам соединить не удается. Формальная аналогия между парами категорий не устанавливается. Зло оттеняет Добро, усиливая его этическую значимость, Справедливость сдерживает Милосердие по другим причинам.

Силы Зла в романе на самом деле никакого Зла не совершают. Земное, обыденное зло творится на страницах произведения само собой, без всяких провокаций со стороны нечистой силы, которая с этим злом борется своими специфическими приемами. Направление действия дьявольских сил, таким образом, смещается в сторону Добра. И бесстрастная Справедливость уступает Милосердию ; самое убедительное свидетельство этому - факт отпущения из дьявольских рук души героини, Маргариты, которая добровольно вступила в сделку с Сатаной.

Рассмотренную систему этических категорий можно было бы скомпоновать в очень стройной форме взаимных отношений. Для этого достаточно заменить категорию справедливости понятием чистого возмездия и снять ограничительный тезис “каждому будет дано по его вере”. Нарушение симметрии в системе категорий, т.е. смягчение необузданного возмездия до регламентированной справедливости, вводится для выражения в этической программе романа следующей установки. Добро - в дефиците, простое повседневное добро с ясными целями, которое совершать изо дня в день намного труднее, чем являть единовременно самые блистательные акты милосердия.

Поэтому - спешите делать добро!  Это замечательное изречение выбито на надгробии доктора Гааза. Автор реферата воспользовался им, т.к. лучше сказать трудно.

В этической программе также можно обнаружить тему соучастия. Она звучит уже в самом названии произведения - “Мастер и Маргарита”. О любви Маргариты к своему Мастеру было сказано даже слишком много. Но самая самозабвенная любовь остается бесполезно витающей в воздухе идеей до тех пор, пока между партнерами не возникает таинство соучастия.

Мастер сознательно исчезает из жизни Маргариты, потому что не хочет причинять ей страданий. Результат совершенно противоположный - год, проведенный в разлуке, видится Маргарите пожизненной мукой. Сам Мастер тоже глубоко несчастен в своей палате номер 118, хотя и пытается убедить себя в том, что желанный покой достигнут. И только тогда, когда они соединяются и становятся соучастниками, наступает спасение Мастера и избавление Маргариты от страданий разлуки с любимым человеком.

Определенного рода соучастие возникает между Мастером и Иваном Бездомным в клинике Стравинского. Это - соучастие двух обреченных, в котором, однако, каждый находит свою роль и свое место. Оно помогает Мастеру не сойти с ума окончательно, а Ивану - помогает осознать простые, но очень нужные истины и  встать на путь исцеления от сильнейшего потрясения.

Заключение

Структура романа “Мастер и Маргарита” во всех ее срезах - сюжетном, пространственном, логическом, этическом, и даже в топологии связей и отношений между персонажами - исключительно сложна и парадоксальна. Она не может быть выражена примитивными категориями и закономерностями. Роман напоминает загадочные гравюры Мауритца Эсхера, на которых изображается немыслимая замкнутая лестница, ведущая все время вверх, или фигуры и пиктограммы неожиданно переходящие в свои противоположности. Иногда в нем чудится немецкий юмор и сюжетная замысловатость волшебных сказок Гофмана.

Выводы и заключения, возникающие по прочтении произведения, очень неоднозначны и в сильной степени зависят от настроя читателя, времени и географического его местоположения. Вот поэтому все исследования, любительские и профессиональные, нельзя считать завершенными и подготовленными к сдаче в архив.

Этот роман - одно из лучших прозаических произведение 20 века. Он переведен на многие иностранные языки и питает интересы зарубежных литературоведов и историков. Воздействие его на этические чувства и нравственные установки читателя огромно.

Представляется если не очевидным, то весьма вероятным, что всестороннее исследование романа “рукопашным “ способом невозможно. Может быть, в своем недалеком будущем к этому будут привлечены мощные компьютерные экспертные системы с развитыми базами данных и базами знаний. И тогда литературный мир узнает не одну еще тайну, глубоко скрытые автором за неразличимыми невооруженным интеллектом символами и аллегориями, связями и отношениями.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Андреев П. Беспросветье и просвет. Лит. обозрение . 1991 г. № 5 С. 108 -112.

2. Андреевская М. О “ Мастере и Маргарите “. Лит. обозрение, 1991. №5. С. 59 - 63.

3. Барков А. О чем говорят парадоксы. Лит. обозрение, 1991. №5. С. 66 - 70.

4. Безрукова Е.  Аномальные явления. Реферат (на правах рукописи).1994.

5. Белозерская - Булгакова Л. Воспоминания. М. Худ. литература, 1989. С. 183  - 184.

6. Булгаков М. Мастер и Маргарита. М. Молодая Гвардия. 1989. 269 с.

7. Галинская И. Загадки известных книг. М. Наука, 1986. С. 65 - 125.

8. Гете И - В. Фауст. Хрестоматия по зарубежной литературе. М. Просвещение, 1969. С. 261 - 425.

9. Голенищев - Кутузов И. Данте. Серия ЖЗЛ. М. Молодая Гвардия. 1967. 285 с.

10. Гудкова В. Михаил Булгаков: расширение круга. Дружба народов, 1991. №5. С. 262 - 270.

11. Евангелие от Матфея. “Сборник в ночь на 14 нисана”. Екатеринбург Сред.-Урал. кн.изд-во 1991 С. 36 - 93.

12. Золотоносов М. Сатана в нестерпимом блеске. Лит. обозрение .1991 . № 5 . С. 100 - 105.

13. Канчуков Е.  Расслоение мастера. Лит. обозрение .1991 . № 5 . С. 75 - 77.

14. Карсалова Е. Совесть, истина, человечность. Роман Булгакова “Мастер и Маргарита” в выпускном классе. Литература в школе. 1994 . № 1. С.72 - 78.

15. Кертис Д. Романтическое ведение (Глава из книги). Лит. обозрение. 1991 . № 5 С.27.

16. Крывелев И. Что знает история об Иисусе Христе. М. Сов. Россия. 1969 . С. 298.

17. Лурье С. Механика гибели. Звезда . 1993 . № 7 . С. 192 - 205.

18. Маргулев А. “Товарищ Дант” и “бывший регент”. Лит. обозрение .1991 . № 5 . С. 70 - 74.

19. Миллиор Е. Мир наоборот. Лит. обозрение .1991 . № 5 . С. 64 - 65.

20. Паршин Л. Великий бал у сатаны. Наука и жизнь 1990 .№ 10 С. 93 - 99.

21. Ренан Э. Жизнь Иисуса. Глава XXIV. Сборник “В ночь на 14 нисана“. Екатеринбург. Сред.-Урал. кн. изд-во ,1991.С. 319 - 332.

22. Соколов Б. Михаил Булгаков. Серия “Литература” М. Знание. 1991 . С. 41 - 63.

23. Фаррар Ф. Жизнь Иисуса Христа. Глава LX. Подъем. 1992 .№ 9 - 10. С. 129 - 144.

24. Франс А. Прокуратор Иудеи. Сборник “В ночь на 14 нисана”. Екатеринбург. Сред.-Урал. кн. изд. 1991. С.420 - 431.

25. Чудакова М. Михаил Булгаков. Эпоха и судьба художника. М.А.Булгаков. Избранное Ш.Б. М.Просвещение С. 337 -383.

26. Шиндель А. Пятое измерение. Знамя . 1991. № 5. С. 193- 208.

27. Яновская Л.  Треугольник Воланда. Октябрь. 1991. № 5 С. 182 - 202.

 

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования