Вход в аккаунт

Вы здесь

Педагогические меры профилактики алкоголизма и наркомании

Введение

Цель работы – изучить профилактику при борьбе с алкоголизмом и наркоманией.
В соответствии с поставленной целью решались следующие основные задачи:
- дать понятие наркомании и алкоголизма;
- рассмотреть профилактику в борьбе с алкоголизмом и наркотической зависимостью;
- изучить педагогические меры профилактики.
Методы исследования:
-обработка, анализ научных источников;
-анализ научной литературы, учебников и пособий по исследуемой проблеме.
Объект исследования – алкоголизм и наркомания
Предмет исследования – профилактика алкоголизма и наркомании.

Часть 1: АЛКОГОЛИЗМ

АЛКОГОЛИЗМ (alcoholism) – биопсихосоциальное заболевание, в основе которого лежит зависимость человека от алкоголя («алкоголь» по-арабски «одурманивающий»). Является одной из форм отклоняющегося (девиантного) поведения.
Алкоголизм как заболевание впервые подробно описал в середине 19 в. шведский врач Магнус Гусе, хотя само оно известно с древности. Согласно «Международной классификации болезней» Всемирной Организации Здравоохранения, алкоголизм – это состояние (психическое и обычно также физическое), возникающее в результате потребления алкоголя и характеризующееся постоянной или периодической потребностью в нем. Алкоголиком в полном смысле слова считается человек, для которого алкоголь стал столь же необходимым компонентом жизнедеятельности, как вода и пища. Больной алкоголизмом готов на все ради получения алкоголя, несмотря на отрицательные последствия его потребления для себя и окружающих.
Распространение алкоголизма в обществе является одним из симптомов социального неблагополучия. С одной стороны, люди ищут «отдушину в бутылке», когда не находят места в жизни, чувствуют разлад между собой и окружающим миром. С другой стороны, чрезмерное потребление алкоголя само по себе ведет к маргинализации индивида, его выключению из нормальной жизни. Поэтому алкоголизм есть и следствие, и причина социального неблагополучия. Само по себе потребление алкогольных напитков, как правило, не относится к девиантному поведению (за исключением мусульманских стран). Таким образом, термин «алкоголизм» имеет два основных смысла: это и болезнь индивида, связанная с его личными особенностями, и социальная патология, связанная с развитием общества в целом.
Исследованием алкоголизма занимаются представители многих наук – медицины, психологии, социологии, экономики, криминологии.

1.1 Исторические закономерности развития алкоголизма

Опьяняющие напитки известны человечеству со времен первобытности. Их потребление чаще всего было частью религиозного ритуала, которым сопровождались празднества. Однако уже в древности появилось как чисто бытовое потребление алкоголя, так и злоупотребление им.
Бытовое изготовление вина впервые получило широкое распространение, видимо, в древнем Египте. В 7–3 вв. до н.э. виноделие распространилось во всех странах, где вызревал виноград.
Уже в античных обществах известны как болезненное пристрастие к вину, так и государственные меры по ограничению потребления вина, вплоть до введения полного запрета. Например, Ликург, законодатель Спарты, приказал уничтожить все виноградные лозы; некоторые правители древности и средневековья вводили сметную казнь за пьянство. В Афинах разрешалось пить только вино, разбавленное тремя частями воды. Порицалось употребление вина, разбавленного водой лишь наполовину, и уж тем более неразбавленного. Пристрастие к неразбавленному вину считалось одним из главных признаков, отличающих цивилизованного человека от «дикого» варвара. Гиппократ называл пьянство добровольным сумасшествием.
Впрочем, до открытия технологии изготовления спирта (это сделали арабы в 9 в., в Европе она получила распространение лишь с 13–15 вв.) сами спиртные напитки были относительно слабыми, что сильно сдерживало распространение алкоголизма. Поэтому в древнем мире и в средние века алкоголизм существовал только как индивидуальное заболевание, но не как социальная патология.
Социальной патологией алкоголизм в Западной Европе стал лишь в эпоху нового времени. Известно, например, что в 18 в. среди английских бедняков самое широкое распространение получил дешевый джин. Чтобы остановить распространение пьянства, государства Западной Европы начали ужесточать контроль за качеством спиртного и повышать его цену за счет специальной наценки (акциза).
В средневековой России широко употребляли пиво и вино («Веселие на Руси есть пити»). Поскольку эти пьянящие напитки были слабыми, то они долгое время не порождали особых проблем. Лишь в 15 в. появляется технология выгонки хлебной водки, быстро вытеснившей все другие алкогольные напитки. С 1474 производство и продажа всех алкогольных продуктов в России ставится под жесткий контроль: государство либо отдавало производство алкоголя на откуп (чтобы торговать спиртным, надо было в счет будущей прибыли сначала внести в казну большую сумму), либо облагало производителей высокими налогами, либо само выступало как монопольный производитель и продавец спиртного. Принадлежащие государству кабаки стали обогащать казну, в народе получило широкое распространение подпольное самогоноварение. В результате к 19 в. пьянство стало «национальной традицией».
Спаивание россиян в новое время усугублялось преобладанием на российском рынке малокачественных сортов водки. Систематический экспорт русской ржаной водки в Германию привел к преобладанию на внутреннем российском рынке дешевой картофельной водки из украинских губерний, что способствовало распространению в России самых худших форм пьянства. Правительство отказывалось бороться с ним, поскольку в начале 20 в. более 1/3 доходов ежегодного госбюджета составляла именно выручка от торговли водкой. Единственное, на что оно пошло, – это переход к стандарту 40-градусной водке, менее разрушительной в сравнении с напитками любой другой крепости.
Фискальный интерес к продаже алкоголя сохранился и в советскую эпоху. Поэтому в СССР осталась «традиция» чрезмерного винопития, алкоголизм по-прежнему являлся острой национальной проблемой. Тяга к «зеленому змию» получила широкое распространение не только у «простых» людей, но и среди творческой интеллигенции (можно вспомнить, например, С.Есенина, А.Фадеева, А.Твардовского, В.Высоцкого). Статистика среднедушевого потребления спирто-водочных напитков показывает, что в СССР последних десятилетий оно оказалось выше, чем в царской России. В 1980-е, в период обострения дефицита потребительских товаров, водка даже играла роль своего рода второй валюты.
В 1990-е на российском рынке появилось большое количество низкопробных, часто фальсифицированных (нестандартных и низкокачественных) крепких алкогольных напитков. Российский рынок захлестнул поток отечественных и иностранных псевдоводок, широко распространилось самогоноварение. По некоторым данным, в 1993 каждая четвертая бутылка была подделкой. В результате проблема алкоголизма стала еще более острой: на учете в лечебно-профилактических учреждениях состояло более 2,5 млн. человек (Табл. 2), но реальное число больных алкоголизмом было заметно выше – порядка 10 млн. (примерно 7% всего населения). От алкогольного отравления в 1990-е ежегодно умирало примерно 30 тыс. человек (большинство из них – жертвы суррогатов).
Потребление алкоголя в России является одним из самых высоких в мире. Согласно официальной статистике, ежегодное потребления алкоголя на душу населения в постсоветской России сначала взлетело с 5 л в 1992 до 9,3 л. в 1995, но затем стабилизировалось примерно на уровне 7–7,5 л. Однако с учетом суррогатного алкоголя (самогон, медицинский спирт и т.д.) общее количество потребления на душу населения оценивается примерно в 15 л.
На распространение алкоголизма в России сильно влияет не только и не столько количество потребляемых напитков, сколько манера их употребления. Типичный для европейцев способ потребления алкогольных напитков – часто, но малыми дозами (скажем, по рюмке красного вина каждый вечер). В России же чаще встречается употребление алкоголя в виде «ударных доз» – большое количество выпитого в сжатые сроки (например, запои по праздникам, когда выпивка измеряется бутылками).
В современных развитых странах Запада алкоголизм распространен гораздо слабее, чем в России – это находит отражение прежде всего в количестве среднедушевого потребления спирто-водочных напитков (Табл. 3). Однако негативные последствия алкоголизма на Западе все же много тяжелее, чем последствия наркомании. В результате возникает парадоксальная ситуация: менее опасная наркомания постоянно находится в центре внимания, в то время как более вредоносный алкоголизм не считается также опасной проблемой. Хотя еще в 1975 18-я сессия Всемирной Организации здравоохранения официально признала алкоголь наркотическим ядом, разрушающим человеческое здоровье, однако отношение к нему куда более снисходительное, чем к другим наркотическим препаратам.
Несмотря на очевидную связь алкоголизма и острых социальных проблем, за последние 20 лет потребление алкоголя в мире удвоилось. Более 80% этого объема приходится на более развитые в промышленном отношении страны Западной Европы, США, постсоветские государства. Наименее затронуты «зеленым змием» страны ислама, где религия строго запрещает употребление спиртного.
Во всем мире на протяжении 20 в. Отмечается негативная тенденция к «омоложению» алкоголизма и к увеличению риска его возникновения. Это объясняют разрушением традиционной культуры, запрещающей пьянство, и усилением стрессов в современном мире. При изучении динамики алкоголизма основными индикаторами являются количество заболеваний циррозом печени, число алкогольных психозов («белая горячка»).
Замечена любопытная закономерность: распространение алкоголизма среди представителей разных народов обратно пропорционально длительности того исторического времени, в течение которого им был доступен алкоголь. Так, европейские народы страдают от алкоголизма меньше, чем сравнительно недавно познакомившиеся с алкоголем народы Севера и североамериканские индейцы (спаивание индейцев было важнейшим инструментом «очистки» Дикого Запада в 19 в.).

1.2 Причины и мотивы употребления алкоголя

До начала 19 в. алкоголизм рассматривался как следствие дурного воспитания, моральной распущенности или слабоволия. Иначе говоря, его считали порождением личных особенностей пьющего, который не находит воли отказаться от бутылки. Появление данных о сложной природе алкоголизма, особенно механизме формирования биологической зависимости, привели к изменению понимания алкоголизма, который с середины 20 в. стал трактоваться как болезнь. Постепенно становилась очевидной узость биологического подхода к алкоголизму как болезни индивида. В настоящее время исследователи подчеркивают социальные корни этого заболевания, связанные с особенностями не личности алкоголика, а его социального окружения.
Причины употребления алкоголя различны. Одни видят в нем своеобразное лечебное средство, другие – средство облегчения общения с людьми, третьи – способ снять психологическое напряжение.
Считается, что спирт обладает лечебным действием – возбуждает аппетит, помогает при простудных и иных заболеваниях. Врачи признают, что небольшие дозы спиртного действительно возбуждают аппетит, умеренное его потребление ослабляет риск сердечно-сосудистых заболеваний для мужчин старше сорока лет. Все прочие «лечебные» функции алкоголя, по их мнению, сомнительны или ложны. В медицинской практике используют бактериостатические свойства спирта, употребляя его для дезинфекции (при уколах и т.п.), приготовления лекарств, но отнюдь не для лечения.
Главный мотив потребления алкоголя связан с психотропным действием этилового спирта. Потребность в нем существует у многих категорий людей – прежде всего, у лиц, плохо адаптированных в обществе, работающих с эмоциональными и физическими перегрузками. Недаром спиртное принимают «против усталости», при недомоганиях и практически на всех празднествах. Поскольку степень социальной адаптации и наличие перегрузок зависят от социального окружения индивида, то в формировании пристрастия к алкоголю большую роль играют микроклимат в семье, воспитание, традиции, наличие стрессов.
В формировании болезненного пристрастия к алкоголю могут сыграть большую роль генетические факторы. Есть гипотеза, что наследственная склонность к злоупотреблению алкоголем, наркотиками и т.д. есть примерно у 10–15% людей. Однако наличие наследственной предрасположенности само по себе никогда к алкоголизму не приводит, а лишь является сопутствующим фактором.
Хотя поводы первого приобщения к алкоголю разнообразны, но прослеживаются их характерные изменения в зависимости от возраста. В целом мотивы употребления спиртного делятся на две группы (Табл. 4).
До 11 лет его дают «для аппетита», «лечат» вином или же ребенок сам из любопытства пробует спиртное (мотив, главным образом присущий мальчикам). В более старшем возрасте мотивами первого употребления алкоголя становятся традиционные поводы – «праздник», «семейное торжество», «гости» и т.д. С 14–15 лет появляются такие поводы, как «неудобно было отстать от ребят», «друзья уговорили», «за компанию», «для храбрости» и т.д.
Особого внимания заслуживает вторая группа мотивов потребления алкоголя, типичных для взрослых людей. Эти мотивы формируют пьянство как тип поведения маргинальной личности, потенциального правонарушителя. Если пьянство молодых связано главным образом с незавершенностью их адаптации во «взрослом» мире, то пьянство взрослых вызвано стрессовыми ситуациями этого мира (бедностью, перегрузками на работе, проблемами в семейной жизни).
О причинах распространения алкоголизма многое говорит тот факт, что в современной России в федеральных городах и на Северном Кавказе заболеваемость почти в 2 раза ниже средней. Здесь действуют два разных «предохранительных клапана» – традиционный образ жизни (на Кавказе) и более рациональное отношение к своему здоровью (у горожан). Наиболее подвержены алкоголизму те, кто уже свободен от традиций, но еще не воспитал в себе культуры самоконтроля.

Загрузить весь реферат >>>
 

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования