Вход в аккаунт

Вы здесь

Субкультуры: скинхеды и антифа

Субкультуры: скинхеды и антифа

Введение

Темой данного эссе является рассмотрение и краткое изучение молодежных субкультур, именующихся  национал-социалистическими скинхедами, активно поддерживающих идеи неонацизма и фашизма, и тех, кто им прямо противостоит и называет себя «антифа» (сокращенное от «антифашист», «антифашизм»), со своими системами ценностей, моделями поведения, жизненным стилем и специфическими интересами, определяющими их мировоззрение.

Но каковы же всё-таки манеры и модели поведения членов этих социальных групп? Как они взаимодействуют внутри них? Почему конфликтуют между собой? Что определяет их досуг? Эти вопросы также поставлены в работе и далее приведены ответы на них.

Члены этих, как и многих других современных молодежных субкультур, вырабатывают собственные символы, идеалы и значения, которые регулируют вхождение и пребывание в них. Активность и желание самовыражения – это то, что свойственно человеку на этапе формирования личности, и приводит к определению атрибутики (например, стиль или марки одежды, котируемые данной субкультурой), символики (различные знаки, ей принадлежащие), общности идеологии и представлений о мире (картина мира), по-другому говоря, к введению знаковых признаков; к поведенческим признакам обычно относят обычаи, нормы и стереотипы поведения. Различным субкультурам присущи разные типы межличностных отношений, структуры сообществ, формы общения, что называют социальным уровнем культуры, тогда как маркеры, мифология и т.п. представляют собой знаковый уровень. Конечно эти уровни взаимозависимы и частично отражают друг друга.

Вообще изучая статьи и читая некоторый материал, представленный Интернет-изданиями, я пришел к выводу, что исследования молодежных субкультур в России сталкивается с определенными методологическими трудностями. Александр Тарасов, содиректор Центра новой социологии и изучения практической политики "Феникс" отмечает, что спецификой нашей страны является её социокультурная неоднородность, при которой существуют две России: Россия столиц и крупнейших городов и Россия провинции (и эти две России существенно отличаются друг от друга), во-вторых, пространственную протяженность страны, препятствующую общению, а в последнее время и отсутствие единого культурного и информационного пространства, и в-третьих, незавершенность классообразования, формирования устойчивых социальных групп, сословий, страт.

Почему молодой человек вступает в какую-либо субкультуру? Возможно потому что молодежи нелегко сразу определиться с социальными ролями, с собственными социальными статусами. Как цель субкультуры для молодого человека можно рассматривать поиск роли и статуса. С её помощью индивид «упражняется» в исполнении ролей, которые в дальнейшем должен будет играть в мире взрослых. Досуг для молодых людей это не только общение, но и в своем роде социальная игра, где проявляется самостоятельность: умение принимать решения, руководить, организовать и организоваться.

Как известно, некоторые субкультуры носят экстремальный характер и радикально настроены, что выражается протестами против общества или определенных общественных явлений. С.А. Сергеев в своей классификации молодежных субкультур относит субкультуры «левого» и «правого» толка к анархо-нигилистическим и называет радикально-деструктивными. Именно их я и собираюсь рассмотреть.

Скинхеды

Главным заблуждением по отношению к скинхедам является то, что их движение полностью причисляют к фашистскому направлению. Движение скинхедов возникло в конце 1960-х, в Англии, а первыми его представителями стали пролетарии. Молодые люди, жившие в рабочих кварталах, объединялись в группы, слушали музыку (ска и реггей), разъезжали на мотороллерах, которые были любимым развлечением и стали очень популярными. К середине 70-х скинхеды как субкультура набирали силу, и это произошло во многом благодаря появлению панк-рока в Англии, но его ответвление, «Oi!», внесло жесткость и быстрое звучание. Теперь музыка имела огромное значение в движении, а «Oi!» стал ориентированным на рабочий класс. С формированием музыкальных коллективов у скинхедов их политические взгляды стали дифференцироваться: одни стали склоняться к борьбе правых и левых партий, другие к аполитичности. Левые ориентировались на рабочий класс, поддерживали политику коммунистов. Правое же крыло субкультуры скинхедов появилось с группой «Skrewdriver», которые, симпатизируя «Национальному фронту», первыми заявили о своих неонацистских взглядах. Еще одним фактором, сыгравшим немаловажную роль в формировании национал-социалистического направления в субкультуре, стал экономический кризис в Англии, породивший безработицу: приток азиатских иммигрантов (особенно из Пакистана), которые были лучше приспособлены к городским условиям и были готовы выполнять черновую работу за копейки, вызвал неприязнь у молодого поколения представителей рабочего класса в стране. Единственной формой протеста для парней с рабочих окраин были погромы их лавочек и магазинов, и если по началу это выглядело обычным хулиганством, лишенным всяческой идеологии, то к концу 70-х «Британская национал-социалистическая партия» и «Национальный фронт» решили, что скинхеды послужат неплохим источником для вербования новых членов. Тогда же этими неонацистскими партиями было сформулировано новое определение скинхеда как уличного солдата «священной расовой войны» против многочисленных иммигрантов из стран Третьего мира (non-whites) и нищих, бездомных, геев, наркоманов, левой и леворадикальной молодежи. Так нацизм проник в скинхед-движение. В середине 80-х субкультура скинхедов распространилась во многие страны мира, неся в себе независимую историю целей, ценности, а определение «скинхеда» сменяется от страны к стране. В результате этого возникло несколько разновидностей скинхедов: traditional skinheads или трады – это те, кто несет в себе оригинальную культуру движения, которое корнями уходит еще в 1960-е, они не имеют никакого отношения к политике; S.H.A.R.P. (Skinhead Against Racial Prejudices) — скинхеды против расовых предрассудков, они появились в Америке в 1980-х как противоположность ультраправым скинхедам, но без политической подоплёки, именуют себя «отрядами мщения, справедливости и братства»; R.A.S.H. (Red & Anarchist Skinheads) — «красные» и анархо - скинхеды, унаследовавшие от «родного» рабочего класса идеи социализма, коммунизма, анархизма, являются прополитичным движением, основанным на субкультуре; и наконец, бонхеды (boneheads) — национал-социалистические скинхеды, являющиеся протеже британской партии «Национальный фронт», они пропагандируют правые и ультраправые политические взгляды и ценности  «Воины Рейха», «Войны Руси» и т. п., а наименование «бонхед» придумано самими скинхедами для обозначения людей, использующих внешний вид скинхедов и придерживающихся крайне правых взглядов, про них распространена поговорка: «They are boneheads, because they are not skinheads». В нашей стране трады, s.h.a.r.p., r.a.s.h. почти не распространены, и именно поэтому с понятием «скинхед» часто ассоциируют фашистские идеи.

Внешний вид бонхедов практически полностью повторяет облик традов с добавлением милитаристского стиля. Голова брита наголо или коротко стрижена, тяжелые черные высокие ботинки, и тут интересен момент со шнурками на этой обуви: считается, что белые шнурки имеют право вдевать только те, на чьем счету числится совершенное «на акции» убийство. Основными символами наци-скинхедов являются Кельтский крест, история которого начинается с кельтских племен, чьи жители были убежденными христианами, и на котором обычно значится надпись «White pride world wide», свастика но в России есть одна особенность: главным символом стал «коловрат» - несколько напоминающий свастику древнеславянский символ Солнца, и цифры 14/88: 14 слов - «We must secure the existence of our people and a future for white children» («Мы должны защитить свой народ и будущее наших белых детей») и Heil Hitler («H» — восьмая буква латинского алфавита). И это то, что меня очень удивляет: А. Гитлер был сторонником уничтожения славянской расы, ибо она не являлась арийской, но те, кто относит себя к бонхедам в России и используют лозунг «Слава России!», призывают к превосходству русской расы, которая изначально всё-таки славянская, следовательно, у них просто иная форма нацизма, так причем здесь Гитлер?

Считается, что бонхеды в России – это продукт не национальных, а социальных изменений. Частично их массовое появление связывают с событиями в сентябре-октябре 1993 года, когда правительство наглядно продемонстрировало, что самой убедительной ответной реакцией может стать только насилие. Но на рост числа скинхедов в Москве также оказал влияние период «особого положения» в Москве, когда на улицах воцарился полицейский террор, принявший расистский, а точнее сказать антикавказский характер: ОМОН и милиция грабили и уничтожали ларьки, принадлежавшие «лицам кавказской национальности». В то время в нескольких англоязычных газетах, включая «Moscow Times», не сговариваясь, озаглавили помещенные в них статьи так: «Racist Pogroms in Moscow». Вдоволь насмотревшись на подобное, подростки из «спальных» районов и неблагополучных семей быстро обрели «пример для подражания». Исследователи выделяют помимо политических событий еще два фактора, которые создали некую базу для развития скинхедов среди молодежи в России: экономический кризис и развал системы образования.

Антифа

Кто такие российские антифа? Молодые радикальные антифашисты, готовые к уличным столкновениям с неонацистами. При этом они зачастую носят одежду тех же марок, посещают концерты одних и тех же групп и болеют за одни и те же футбольные команды. Об антифа экспертам известно крайне мало. Подъем этого движения в нашей стране в большинстве своем связан с футбольными хулиганами. Не всем нравились идеи неонацизма, владевшие умами большинства фанатов, и группировки антифа смогли привлечь на свою сторону болельщиков разных команд. Поэтому наши фа и антифа похожи, ведь вышли с одних и тех же трибун, а закалялись в одних и тех же «сражениях». Стиль одежды, который выбирают и те, и другие вслед за футбольными хулс тоже схож: марки, такие как Fred Perry, Lacoste, Burberry, Ralph Lauren, Lonsdale, - определяли моду 60-х, «casual», как этот стиль принято называть. Но битвы между бонхедами и антифа намного агрессивнее: если у футбольных хулиганов давно существует неофициальный свод правил, куда входят такие как, например, не использовать оружие или не добивать лежачих, то политические соперники никогда не жалеют друг друга, часто даже убивая оппонентов. В отличии от фанатов, которые имеют обыкновение заранее договариваться о месте и времени драки, бои между наци и антифашистами возникают для одних совершенно случайно. Почему именно для одних? Потому что те, кто атакует, заранее готовятся к нападению, ведь война идет и на информационном пространстве. «Разведчики» выясняют, кто состоит во вражеской группировке, где они встречаются, какие концерты посещают, затем составляют досье, по возможности включая в него контактные телефоны, домашние адреса и т.д..

Ни у тех, ни у других не существует какого-то общего центра. И со стороны антифа, и со стороны неонацистов выступают не связанные друг с другом группировки – фирмы (the firm - так в Англии, а теперь еще и в России называют себя футбольные фанаты). Фирма – это очень любопытная структура для изучения социологами. Ею руководят неформальные лидеры, которых называют «топ-боями». Разведку и контрразведку обеспечивают «споттеры». «Костяк», или «хардкор», составляют основной силовой блок (20-40 человек), и «приближенные», или «дубль». А антифа или наци на самом деле является не более чем модным брендом, под которым выступает фирма. Основную массу этих группировок  составляют молодые люди от 16 до 25 лет, а это, как уже было сказано выше, первое постсоветское поколение, которое оказалось очень жестоким. За победу в уличном бою они готовы жертвовать здоровьем, свободой, жизнью.

Директор информационно-аналитического центра «СОВА», специалист по молодежным движениям Александр Верховский, рассуждая о сходствах и различиях неонацистов и антифа, отмечает, что помимо идейных установок ими в большей степени руководят стереотипы молодежной субкультуры: сленг, одежда, музыка. По его словам, неонацисты более агрессивны, так как нападают чаще и на всех – на антифа, на молодежь, слушающую рэп - видимо причине того, что рэп считается музыкой «черных» (по России рэперы – основной объект наци-атак), и многих других. По статистическим подсчетам левых антифашистов, готовых к «рукопашным», на всю страну 200 человек, тогда как с правыми радикалами счёт ведется на тысячи. По причине того, что эти движения неформальны, а структура их расплывчата, цифры, отражающие данные, очень приблизительны.

Заключение.

В своём эссе я рассмотрел два радикальных течения в субкультурах молодежи, к которой я также принадлежу. Я рассматривал их цели и действия, основываясь на исторический аспект, а также на современное восприятие мира моими глазами. Я определил, как они образуются в группы, и какими эти группы являются.

Я также привел опрос, который отражает мнение общества на проблему иммигрантов, проживающих в России. Общество довольно агрессивно настроено по отношению к иностранцам.

Я не берусь судить или оправдывать тех или иных молодых людей, выбравших какое-либо из направлений. Они продукт эпохи, и их появление вызвано вполне объективными причинами, о которых я упоминал в эссе. Тяжело сказать, чем может обернуться противостояние антифа и наци в ближайшем будущем, но именно оно определяет уличный пейзаж городов нашей страны.

 

Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования