Вход в аккаунт

Вы здесь

Современные проблемы таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности в России в контексте развития интеграционных процессов

Е. Д. Костоглодова, С. А. Хапилин

Современные проблемы таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности в России в контексте развития интеграционных процессов

Аннотация

В статье обосновывается, что усиление позиций России в глобальной экономике, расширение спектра ее внешнеэкономических связей, развитие интеграционных процессов на базе Евразийского экономического союза, улучшение качественных параметров внешнеэкономической деятельности, решение задач модернизации национального хозяйства во многом зависят от эффективности функционирования механизма таможенного регулирования ВЭД ЕАЭС, способности союза генерировать мощные позитивные сигналы для национальных хозяйств участников евразийской экономической интеграции.

В современных условиях таможенное регулирование становится одним из наиболее эффективных инструментов региональной интеграции, соединяющей потоки товаров, услуг, капиталов, рабочей силы в единое экономическое пространство. Все более четко проявляющейся тенденцией становится «регионализация глобализации».

Целью статьи является исследование тенденций и ключевых направлений совершенствования таможенного инструментария обеспечения экономических интересов России в условиях развития интеграционных процессов. Для реализации указанной цели поставлены следующие задачи: раскрыть содержательную характеристику таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности на современном этапе, выявить ключевые направления таможенно-тарифной политики России в условиях функционирования Евразийского экономического союза, определить приоритетные направления совершенствования системы таможенного контроля в условиях развития интеграционных процессов. В статье сделаны выводы о необходимости унификации базовых параметров таможенно-тарифного регулирования в ЕАЭС и совершенствования структуры Единого таможенного тарифа, корректировки системы предоставления тарифных преференций, унификации систем управления рисками в государствах-членах ЕАЭС.

* * *

Таможенное регулирование внешнеэкономической деятельности является сложным социально-экономическим явлением, отражающим степень развитости государственного управления экономикой и внешнеэкономической деятельностью, призванным не только надежно реализовывать интересы России во внешнеэкономической сфере, но и способствовать полному и своевременному пополнению доходной базы федерального бюджета. Потенциально таможенное регулирование обладает значительными возможностями влияния на социально-экономическое развитие. Таможенные органы, являясь связующим звеном внутренней и внешней политики государства с важнейшими социально-экономическими и внешнеполитическими установками страны, участвуют в определении приоритетов развития экономики, формировании важнейших макроэкономических показателей, эффективности мер стимулирования экономического роста.

На современном этапе развития мировой экономики формируется новая концепция таможенного регулирования. Таможенное регулирование, нацеленное на осуществление исключительно фискальной и правоохранительной функций, уступает место модели таможенного регулирования, направленной на содействие в осуществлении внешнеэкономической деятельности надежными участниками ВЭД. Концептуальные основы таможенного регулирования ВЭД, установленные Международной конвенцией об упрощении и гармонизации таможенных процедур, Рамочными стандартами безопасности и облегчения внешней торговли, определяют в качестве стратегического ориентира деятельности таможенных органов не только учет национальных экономических интересов, но и формирование благоприятной институциональной среды для участников ВЭД, содействие непрерывному движению законных товаропотоков по всей международной цепи поставок товаров [1, с. 43–51].

Таможенное регулирование ВЭД в каждом конкретном государстве и интеграционном объединении определяется специфическим набором элементов. На их состав влияют исторические, геополитические, внешнеэкономические, национальные, глобальные факторы, совокупность которых определяет уникальность таможенных институтов. Из анализа концепций таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности, воздействия глобализации на внешнеэкономическую политику стран, активно вовлеченных в мировую торговлю, вытекает тезис о том, что глобальная экономика требует от каждой страны формирования соответствующего ее стратегическим интересам механизма таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности [2, с. 26–27].

Таможенные органы России и других государств-членов ЕАЭС постоянно совершенствуют арсенал инструментов и методических подходов таможенного регулирования. Однако, несмотря на перманентно осуществляемый на протяжении последних лет процесс реформирования системы таможенного регулирования, проблема повышения эффективности таможенного регулирования сохраняет свою значимость.

Особенностью методологических подходов современной экономики является сервисный подход к пониманию государственного регулирования социально-экономических процессов и рассмотрение государства не в качестве регулирующей структуры, а в общем ряду субъектов экономической деятельности, которые должны поставлять обществу конкретные экономические услуги с необходимой эффективностью производства этих благ. В данном контексте использование регулятивных инструментов признается оправданным лишь в тех случаях, когда проблемы не могут быть решены самим рынком. С пробелами рынка пытается справиться государство, осуществляя таможенную, налоговую, антимонопольную политику, ограничивая экспорт и импорт товаров с отрицательными внешними эффектами (экстерналиями) и стимулируя внешнеэкономические операции с положительными внешними эффектами.

Структурная трансформация экономики, выход из кризисных ситуаций, устранение макроэкономических диспропорций, повышение эффективности и конкурентоспособности экономики сопряжены с конструктивной и направляющей деятельностью государства. Поиск новых форм и методов регулирования внешнеэкономической деятельности связан с реализацией важнейших задач, без решения которых невозможно устойчивое развитие любого государства: создание благоприятных условий для экономического роста, полная занятость, экономическая эффективность, стабильный уровень цен, экономическая свобода, справедливое распределение доходов, активное сальдо внешнеторгового баланса [3, с. 141–148; 4, с. 46–54].

Государство располагает мощным таможенным инструментарием регулирования ВЭД, стимулирования инновационно-инвестиционных процессов и поддержки структурных сдвигов в экономике в требуемом русле. Современная внешнеэкономическая стратегия большинства государств основана на органической встроенности таможенного регулирования в систему мер государственного макроэкономического регулирования. Зачастую государство формирует свою внешнеэкономическую стратегию исходя из содержания и задач таможенного политики. Имеет место и обратная связь: таможенная политика и таможенное регулирование тесно увязаны с внутренней стратегией экономического и социального развития [5, с. 8–11].

Таким образом, потенциально таможенное регулирование обладает значительными возможностями влияния на социально-экономическое развитие. На сегодняшний день в качестве важнейшего императива следует рассматривать превращение таможенного регулирования из вспомогательного в базисный элемент экономического развития, что предполагает использование принципиально новых концептуальных подходов в проведении внешнеэкономической политики государств-членов ЕАЭС, ориентированной на обеспечение макроэкономической стабильности и экономического роста, повышение качества жизни населения, обеспечение эффективности и ответственности органов государственной власти.

Федеральная таможенная служба является одним из ключевых государственных органов, обеспечивающих пополнение доходов федерального бюджета. Федеральная таможенная служба реализует бюджетные полномочия главного администратора доходов федерального бюджета, осуществляя в финансовой сфере контроль за правильностью исчисления и своевременностью уплаты таможенных платежей. Ежегодно поступления от уплаты таможенных и иных платежей, администрируемых таможенными органами, превышают 35 % доходной части федерального бюджета. На современном этапе осуществляется масштабная реформа таможенного и налогового администрирования. С 2016 г. Федеральная таможенная служба переподчинена Министерству финансов Российской Федерации, осуществляется создание единой системы налогового и таможенного администрирования, предусматривающей интеграцию ведомственных информационных ресурсов, направленной на повышение эффективности деятельности таможенных и налоговых органов и увеличение поступлений в федеральный бюджет (табл. 1).

Таблица 1 — Доходы федерального бюджета в 2018–2020 гг. (млрд руб.) [6]

Показатель

2018 г.

2019 г.

2020 г.

Доходы, всего

15 258

15 555

16 285

в том числе:

 

 

 

  связанные с импортом

2 959

3 071

3 143

НДС на ввозимые товары

2 294

2 402

2 474

Акцизы на ввозимые товары

92

98

102

Ввозные таможенные пошлины

572

571

568

Усиление геополитической напряженности в государствах, граничащих со странами ЕАЭС, введение ведущими торговыми партнерами России санкций в отношении ключевых отраслей российской экономики, дискриминация и ограничения возможностей российских экспортеров на внешних рынках, высокая импортозависимость в сфере промышленного производства, различный объем обязательств участников евразийской интеграции в рамках участия в ВТО выдвигают на первый план проблему обеспечения эффективной защиты товаропроизводителей государств-членов ЕАЭС [7, с. 103–105].

Модернизация финансово-экономических и контрольных инструментов таможенного регулирования ВЭД, ключевыми из которых являются таможеннотарифные инструменты, выступает одним из основных условий активизации научно-производственного потенциала России, восстановления и развития воспроизводственных контуров изготовления высокотехнологической продукции с высокой добавленной стоимостью. Инструменты таможенно-тарифного регулирования ВЭД в России и других государствах-членах ЕАЭС, соответствуя в целом международным требованиям, имеют ряд особенностей:

- низкий уровень тарифной защиты и сокращение возможностей инструментария таможенно-тарифного регулирования в результате связывания тарифных ставок в рамках обязательств по вступлению России и Казахстана в ВТО. В 2016 г. основные изменения политики таможенно-тарифного регулирования были связаны с соблюдением Россией обязательств перед ВТО. В рамках очередного этапа выполнения договоренностей изменение ставок ввозных таможенных пошлин затронуло 15,2 % всего тарифа (около 1,8 тысяч десятизначных подсубпозиций ТН ВЭД ЕАЭС). В 2017 г. требовалось снижение ставок вывозных таможенных пошлин в отношении 38 тарифных линий промышленных товаров. В отношении экспорта нефти и нефтепродуктов обязательствами в рамках ВТО предусмотрено применение особой формулы расчета ставок (на данный момент уровень тарифных обязательств на 8–9 % выше по сравнению с действующими вывозными таможенными пошлинами) [6];

- действие антисанкционных мер, запрещающих ввоз отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из ряда государств в ответ на введение ими запретов на поставку в Россию отдельных видов продукции и ограничений доступа российских компаний и банков к финансовым рынкам на фоне существенного углубления структурных дисбалансов в экономике государств-членов ЕАЭС (значительный объем импорта, отсутствие существенного позитивного эффекта от увеличения нефтегазовых доходов бюджета и введенных Россией новых «бюджетных правил» и «налогового маневра» на рост российской экономики). Также с начала 2016 г. начали действовать меры, запрещающие ввоз на территорию России отдельных видов сырья и продовольствия из Турции, которые были частично сняты [8];

- недостаточная проработка инновационной составляющей Единого таможенного тарифа ЕАЭС, что особенно негативно сказывается на реализации стратегии неоиндустриализации и импортозамещения, а также низкая степень дифференциации ставок Единого таможенного тарифа, не соответствующая потребностям для развития экономики государств-членов ЕАЭС и затрудняющая реализацию структурных задач таможеннотарифной политики. По адвалорной составляющей самыми защищенными являются группы товарной номенклатуры, не являющиеся значимыми для перехода экономики государств-членов ЕАЭС на инновационный путь развития;

- жесткая увязка преференциальной системы с международными страновыми оценками при определении перечней развивающихся и наименее развитых стран, которым предоставляются тарифные преференции. Перечень развивающихся и наименее развитых стран в преференциальной системе Евразийского экономического союза нормативно взаимоувязан с перечнями стран, не классифицируемым Всемирным банком как страны с высоким уровнем дохода и перечнем наименее развитых стран ООН, что лишает данную систему необходимой гибкости в учете стратегических внешнеэкономических интересов государств-членов Евразийского экономического союза [9, с. 193–199; 10, с. 53–54; 11, с. 33–38].

Функциональные особенности таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности реализуются посредством использования специфических форм и методов контрольных процедур, основанных на системе управления рисками, выборочных подходах к определению объекта для проведения проверок в непосредственном взаимодействии с налоговыми, правоохранительными и другими контролирующими органами. Формирование Евразийского экономического союза, ратификация Россией Киотской конвенции и последовательное внедрение в российское законодательство о государственном регулировании ВЭД принципов Всемирной торговой организации привели к значительному изменению механизма таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности на национальном уровне. Одним из наиболее принципиальных нововведений стали: переход от проведения «тотального» таможенного контроля к субъектоориентированной концепции управления рисками, существенное сокращение сроков проведения таможенного контроля и выпуска товаров при импорте и установление минимальных сроков таможенного контроля при экспорте товаров, не облагаемых таможенными пошлинами, активное развитие современных таможенных технологий (автоматическая регистрация и автоматический выпуск товаров, удаленный выпуск товаров, электронный таможенный транзит, межведомственное электронное взаимодействие), направленных на минимизацию взаимодействия должностных лиц таможенных органов и участников ВЭД при проведении таможенного контроля.

Вместе с тем, несмотря на имеющиеся позитивные тенденции, модернизационный потенциал механизма таможенного регулирования ВЭД ЕАЭС сдерживается имеющимися недостатками системы управления рисками. Это выражается в следующем: высокая степень автономности развития систем управления рисками в государствахчленах ЕАЭС (использование различных программных средств, отсутствие единого порядка применения СУР, унифицированных индикаторов риска и мер по минимизации рисков, эффективного информационного обмена между таможенными службами); применение Россией «санкционного» продовольственного эмбарго в отношении ряда стран, не поддержанного другими государствами-членами ЕАЭС, что приводит к наличию обособленных областей риска, регламентированных исключительно национальным законодательством; фискальный уклон системы управления рисками в России; недостаточно активное использование при оценке уровня рисков математикостатистических методов, следствием чего является предоставление чрезмерно широких дискреционных полномочий таможенным органам и дивергенция систем таможенного контроля государств-членов ЕАЭС.

Усиливающаяся в кризисный период международная конкуренция, сопровождаемая формированием широких зон преференциального торгово-экономического сотрудничества и расширением спектра протекционистских мер, введение зарубежными государствами санкций в отношении ключевых отраслей российской экономики и высокий уровень дискриминации российских экспортеров на внешних рынках, передача государствамичленами Евразийского экономического союза значительного объема полномочий в сфере таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности на наднациональный уровень, усиливающийся отрыв желаемого уровня интеграции государств-членов ЕАЭС в сфере таможенного регулирования ВЭД от фактического уровня торгово-экономического сотрудничества порождают серьезные вызовы для дальнейшего развития интеграционных процессов и актуализируют необходимость научной разработки вопросов модернизации механизма таможенного регулирования внешнеэкономической деятельности ВЭД ЕАЭС. В данных условиях стратегическими императивами модернизации механизма таможенного регулирования ВЭД Евразийского экономического союза становится его корректировка, позволяющая обеспечить эффективную интеграцию национальных сегментов в единый межгосударственный механизм таможенного регулирования, сформировать единый контур экономической безопасности ЕАЭС. «Мобилизация возможностей и преимуществ международного экономического сотрудничества для продвижения интересов государств-членов ЕАЭС на мировом рынке связана с настоятельной необходимостью совершенствования финансовоэкономических и контрольных инструментов таможенного регулирования ВЭД по следующим концептуальным направлениям:

- унификация базовых параметров таможенно-тарифного регулирования в ЕАЭС (согласование экспортной таможенно-тарифной политики, определение перечня стран, которым предоставляется режим наибольшего благоприятствования, порядок действия режима свободной торговли, порядок предоставления тарифных льгот и преференций, проведение единой таможеннотарифной политики на основе определения императивов промышленной политики в рамках единого экономического пространства, направленные на увеличение объемов внутрирегиональной торговли, стимулирование процессов импортозамещения товаров из дальнего зарубежья товарами из стран ЕАЭС), а также выработка единых условий применения льгот по уплате косвенных налогов, унификация в государствахчленах ЕАЭС особенностей и оснований предоставления отсрочек (рассрочек) уплаты налогов;

- повышение эффективности контроля за классификацией товаров, предполагающее детализацию кодов товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности ЕАЭС для выделения инновационных товаров, а также товаров, приоритетных для промышленного сотрудничества государств-членов ЕАЭС, формирование в рамках ЕАЭС единой библиотеки решений по классификации товаров в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности, направленных на углубление промышленной кооперации, формирование общих технологических платформ и промышленных кластеров, стимулирование развития импортозамещающего производства;

- корректировка перечня развивающихся стран-пользователей системой тарифных преференций ЕАЭС, минимизация одностороннего предоставления тарифных преференций странам с динамично развивающейся экономикой и формирование стратегического двухили многостороннего сотрудничества с развивающимися государствами, включающего, помимо взаимного предоставления тарифных преференций, вопросы торгово-экономического сотрудничества, доступа на рынки, взаимного соблюдения прав участников ВЭД;

- совершенствование структуры Единого таможенного тарифа ЕАЭС, предполагающее оптимизацию на основе принципа эскалации таможенного тарифа уровня и структуры ввозных таможенных пошлин в отношении товаров инвестиционного спроса (машин, технологического оборудования), компонентов для производимой на территории Российской Федерации продукции, в первую очередь в отношении товаров, аналоги которых не производятся в Российской Федерации или производятся в недостаточном для удовлетворения потребностей рынка количестве» [11, с. 39–40];

- создание единой основы функционирования системы управления таможенными рисками Евразийского экономического союза путем: формирования единой базы данных Евразийского экономического союза по профилям рисков, а также организации обмена данными об индикаторах риска, критериях отнесения товаров, участников ВЭД, внешнеторговых операций к группам риска; создания системы идентификации участников внешнеэкономической деятельности ЕАЭС; формирования единого механизма прослеживаемости товаров от момента их ввоза на таможенную территорию ЕАЭС до момента их передачи потребителю.

Библиографический список

1. Кутырев, Е. А. Институциональное развитие таможенных органов в условиях современных интеграционных процессов в экономике: проблемы и приоритеты // Экономика и предпринимательство. — 2013. — № 7.

2. Гамидуллаев, С. Н., Бородушко, И. В. Теоретические аспекты исследования безопасности внешнеэкономической деятельности // Вестник Российской таможенной академии. — 2017. — № 3.

3. Смагина, В. В. Принципы индикативного государственного планирования в условиях международной интеграции // Философия хозяйства. — 2014. — № 3.

4. Дышаева, Л. А. О роли государства в хозяйственной жизни общества // Экономист. — 2012. — № 10.

5. Лозбенко, Л. А. Конвенциональное регулирование внешнеэкономической деятельности : моногр. — М.: РИО РТА, 2000.

6. Основные направления бюджетной, налоговой и таможеннотарифной политики на 2018 г. и плановый период 2019 и 2020 гг. : проект [Электронный ресурс].

7. Березинская, О., Ведев, А. Производственная зависимость российской промышленности от импорта и механизма стратегического импортозамещения // Вопросы экономики. — 2015. — № 1.

8. Доклад ЕЭК «Барьеры, изъятия и ограничения Евразийского экономического союза» [Электронный ресурс].

9. Хапилин, С. А. Преференциальная система Евразийского экономического союза: модернизационный потенциал // Вестник Ростовского государственного экономического университета (РИНХ). — 2015. — № 1.

10. Хейфец, Б. А. Трансрегиональное переформатирование глобального экономического пространства. Вызовы для России. — М.: Институт экономики РАН, 2016.

11. Иванова, О. Б., Хапилин, С. А. Финансовый аспект таможенно-тарифного регулирования ВЭД в России в условиях углубления интеграционных процессов // Финансовые исследования. — 2013. — № 4 (41).

Индекс цитирования